Кассационная жалоба на приговор по ст. 199 ук рф

В этой статье:
  • ВЕРХОВНЫЙ СУД
  • РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  • Дело №36-ОП-9

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Москва 21 июля 2011 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего — Ворожцова С.А судей — Старкова А.В. и Шалумова М.С при секретаре Кошкиной А.

М рассмотрела в судебном заседании от 21 июля 2011 года кассационное представление государственного обвинителя Исаенковой Л.И. и кассационную жалобу адвокатов Кондратова А.И. и Козлова СИ.

на приговор Смоленского областного суда от 5 мая 2011 года, которым

БЕЛЯЧЕНКОВ С А

ранее не судимый осужден по ст. ст. 33 ч. 5 и 199 ч. 2 п. «б» УК РФ (в редакции Федерального закона от 29 декабря 2009 года) к 3 годам лишения свободы, в соответствии со ст.

73 УК РФ условно с испытательным сроком 3 года, с возложением на осужденного обязанности не менять постоянное место жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденных.

По обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 33 ч. 5 и 159 ч. 4, 33 ч. 5 и 199 ч. 1, 33 ч. 3 и 174-1 ч. 2 УК РФ Беляченков С.А оправдан в соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ в связи с отсутствием в его деяниях составов преступлений.

ПУЗЫРНИКОВ С А

ранее не судимый оправдан по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ст. 159 ч. 4, 199 ч . 1, 174-1 ч. 2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) в соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ в связи с отсутствием в его деяниях составов преступлений.

Этим же приговором осужден Беляченков П А по ст. 199 ч. 2 п. «б» УК РФ (в редакции Федерального закона от 29 декабря 2009 года) к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года, в отношении которого приговор не обжалован.

Беляченков С.А. осужден за пособничество в уклонении от уплаты налогов с организации путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений в особо крупном размере.

Преступления совершены в период с 2002 по 2005 годы на территории

областей при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Старкова А.В., объяснение адвоката Кабалоевой В.М., поддержавшей доводы кассационной жалобы, мнение прокурора Гуровой В.Ю., полагавшей кассационное представление удовлетворить, а кассационную жалобу оставить без удовлетворения, судебная коллегия

установила:

В кассационной жалобе в защиту интересов осужденного Беляченкова С.А. адвокаты Кондратов А.И. и Козлов СИ. выражают несогласие с приговором в части осуждения Беляченкова С.А. по ст. 33 ч. 5, ст. 199 ч. 2 п. «б» УК РФ, просят приговор отменить и прекратить уголовное дело в отношении Беляченкова С.А. в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

Указывают, что в нарушение требований ст. 307 УПК РФ суд в описательно-мотивировочной части приговора не описал преступное деяние Беляченкова С.А., которое признал доказанным, не указал место, время, способ совершения пособничества в уклонении от уплаты налогов, то есть не установил объективную сторону состава преступления.

Утверждают, что в приговоре также не описано, какие действия совершил Беляченков С.А., в чем его корыстная заинтересованность в уклонении от уплаты налогов, то есть, не указана и субъективная сторона преступления. Вместе с тем, как указывается в жалобе, в соответствии с пунктом 5 ст.

3 НК РФ, ни один налогоплательщик не обязан платить налоги за других участников налоговых отношений, а, как следует из постановленного приговора, фактически именно за третьих своевременно не уплативших налоги юридических лиц ООО должно было платить исчисленный НДС.

Кроме того, по мнению адвокатов приговор построен на противоречивых и недопустимых доказательствах Указывают при этом, что приведенные в качестве доказательств виновности Беляченкова С.А. показания С Г (Ш К М и других свидетелей непоследовательны ответы указанных лиц относительно участия Беляченкова С.А.

в их работе носят предположительный характер, они также заявили об оказанном на них давлении. Суд при оценке противоречивых показаний свидетелей в судебном заседании и на предварительном следствии интерпретировал их в пользу обвинения, не мотивируя, почему принимает за основу одни показания и отвергает другие.

Полагают, что при проведении выемок и обысков на предварительном следствии в нарушение требований уголовно процессуального закона, в частности ч. 13 ст. 182 УПК РФ, изъятые документы не были индивидуализированы. В ходе судебного разбирательства суд счел допущенные нарушения несущественными и необоснованно отказал в удовлетворении ходатайств защиты о признании этих доказательств недопустимыми.

«Осужден по ст. 199 УК РФ»: что делать, и есть ли шансы на спасение?

«Я признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ст. 199 ч. 2 УК РФ, и мне назначено наказание в виде лишения свободы на срок 2 года условно. По делу удовлетворен гражданский Иск в отношении меня, как главбуха, а также к руководителям фирмы. С меня в пользу государства взыскана сумма в размере 16,5 млн. рублей.

Подавала апелляционную и кассационную жалобу с просьбой изменить приговор в части гражданского иска, т.к. я не могу отвечать за деньги юридического лица (которое, кстати, обанкрочено). Я их себе не присваивала. Но везде отказ. Собираю документы в ВС РФ.

Есть ли у меня какая-нибудь надежда снять с себя долги фирмы перед бюджетом?»

Пару дней назад я прочитала эту историю из жизни одного главбуха… Я часто натыкалась на подобные «передряги» в новостях. Но, почему-то, эта история не давала мне покоя.

Просто чисто по-человечески стало жалко: я представила, что у этой женщины 2 детей, она живет в съемной квартире, работала за зарплату в 50 тыс.

рублей, и не подозревала, чем могут обернуться махинации с налогами, которые ей пришлось проводить не по собственной воле…

Я задалась целью помочь, хотя бы попытаться найти ниточку, за которую можно зацепиться…  Есть ли шанс на спасение?

В поисках решения, я проштудировала огромное количество судебной практики, а также обратилась к юристам компании «Туров и партнеры». Итак, что мне удалось найти.

Досудебное погашение ущерба снимет «уголовку»

В соответствии с примечанием 2 ст. 199 УК РФ «Лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное настоящей статьей, а также статьей 199.

1 УК РФ, освобождается от уголовной ответственности, если этим лицом либо организацией, уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с которой вменяется данному лицу, полностью уплачены суммы недоимки и соответствующих пеней, а также сумма штрафа в размере, определяемом в соответствии с НК РФ».

Апелляционное определение Саратовского областного суда по делу №22-111/2017 (22-4315/2016) от 12.01.2017 г.

Руководителя компании осудили по п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ назначили наказание в виде штрафа в размере 400 тыс. рублей.

Однако, обвинитель посчитал наказание «мягким» и просил ужесточить до реального лишения свободы и взыскать еще более 6 млн рублей.

Ведь ущерб бюджету составил около 16 млн рублей, а осужденный погасил лишь 9,5 млн рублей. Поэтому и посадить! Что за наказание размером 400 тыс.?

Адвокаты просили переквалифицировать действия руководителя по ч. 1 ст. 199 УК РФ и применить амнистию. Ведь обвиняемый в процессе предварительного слушания хотел воспользоваться примечанием и оплатить ущерб, причиненный бюджету, но не смог, потому что арестовали все движимое и недвижимое имущество. А тем более, частично погасил ущерб.

Суд применил п. 9 Постановления об амнистии от 24.04.2015 года, и освободил от наказания со снятием судимости.

Максим Заглядкин

Юрист департамента защиты бизнеса «Туров и партнеры»:

    Практика применения п. 2 ст. 199 УК РФ в части освобождения от ответственности известна и очередной раз останавливаться на ней не буду, просто отмечу здесь одно интересное и спорное судебное решение.

    Вышеназванное положение освобождает лицо от уголовной ответственности при наличии собственно решения суда по этому делу не в пользу данного лица.

    Но есть судебное решение (Апелляционное определение Свердловского областного суда по делу № 33-11889/2015), в котором апелляционная коллегия возложила на руководителя ответственность за неуплату юридическим лицом налогов, обязав его возместить причиненный бюджету государства вред, и все это при отсутствии обвинительного приговора в отношении руководителя юридического лица! Хотя не исключаю, что в данном конкретном случае не последнюю роль в исходе спора сыграли содержание «отказного» постановления следователя и пассивное поведение самого руководителя.

Истечение сроков давности не освобождает от обязательств

Апелляционное определение Архангельского областного суда по делу 33-58/2017 (33-7709/2016) от 12.01.2017г.

Инспекция обратилась в суд с требованием о возмещении ущерба в бюджет с директора компании. В возбуждении уголовного дела по ч.1 ст. 199 УК РФ было отказано, в связи с истечением сроков давности уголовного преследования по пп.3 п.1 ст.

24 УПК РФ, то есть по нереабилитирующему основанию. К тому же, в проверяемом периоде, по которому были доначислены пени, недоимки и штрафы, обвиняемый директор не работал в компании.

Согласно сведениям из ЕГРЮЛ, директор начал руководить компанией после спорного периода.

Однако, суд установил, что директор являлся единоличным исполнительным органом и в проверяемый период: подписывал договоры поставки, платежные документы. А исковая давность – не имеет значения… С директора взыщут недоимки на основании:

  • «Общие основания ответственности за причинение вреда сформулированы в ст. 1064 ГК РФ – вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. По смыслу вышеприведенных норм закона на лицо, которое совершило налоговое преступление и причинило государству ущерб в виде недополученных сумм налогов, может быть возложена обязанность по возмещению ущерба»;
  • «Из п.1 ст.27 НК РФ следует, что законными представителями налогоплательщика-организации признаются лица, уполномоченные представлять указанную организацию на основании закона или ее учредительных документов»;
  • «Из разъяснений, изложенных в Постановлении КС РФ от 08.11.2016 г. №22-П, следует, что при прекращении уголовного дела в связи с истечением сроков давности уголовного преследования лицо, в отношении которого оно осуществлялось, также не освобождается от обязательств по возмещению причиненного им ущерба – в этом случае, как неоднократно отмечал Конституционный Суд РФ, не исключается защита потерпевшим своих прав в порядке гражданского судопроизводства, причем не содержит каких-либо ограничений для такой защиты и п.3 ч.1  ст. 24 УПК РФ 

Кассационная жалоба на приговор по ст. 199 УК РФ — Адвокат в Самаре и Москве — представительство в суде и юридические Услуги

Борьба с теневой экономикой порождает все новые способы контроля и воздействия на юридических и физических лиц.

В нынешних условиях подозрение в уклонении от уплаты налогов может пасть даже на самых законопослушных налогоплательщиков, в этом случае налоговый адвокат будет просто необходим.

Обвинение в совершении налогового преступления является серьезным риском для бизнеса – накладываются запреты и ограничения, арестовываются счета, постоянно вызываются на допросы сотрудники, может быть ограничена свобода передвижения обвиняемых по делу и еще возникает много неприятных моментов и вопросов. Адвокат по налоговым преступлениям компании Moscow legal поможет сократить время следствия, справиться с колоссальным давлением и не потерять бизнес. Наши специалисты состоят в адвокатской коллегии Москвы и имеют серьезный опыт защиты по таким делам.

Налоговые правонарушения (неуплата налогов, пеней, штрафов и недоимки) переходят от налоговых споров в разряд уголовных преступлений после того, как проведена проверка бухгалтерии компании или индивидуального предпринимателя и, кроме найденных нарушений, доказан умысел. Задача адвоката в делах об уклонении от уплаты налогов — доказать отсутствие умысла.

Вместе с Мосгорсудом создаем практику по ст. 199 УК РФ

Не в моих правилах писать о деле до его окончания, но в данном случае я делаю исключение, потому что полученное по делу промежуточное решение как прецедент может оказаться кому-то полезным.

https://www.youtube.com/watch?v=Bwb6uAKftDU

Нам с клиентом удалось буквально на ровном месте обрушить в одном из московских судов 3 уголовных дела. Рушили-то мы, конечно, свое дело, а уж судьи, воспользовавшись нашими доводами, «подрезали» еще парочку. И все это в течение недели, что, конечно, страшный удар и для прокуратуры, и для следствия. Мосгорсуд встал на нашу сторону.

Проблемы применения ст. 199 УК РФ

Дело наше — об уклонении от уплаты налогов организацией (п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ). Вступая в него почти 2 года назад, я испытал уныние и чувство беспомощности.

Нет, не потому, что у нас в стране (а в Москве, как принято жаловаться, в особенности) нет правосудия. Правосудие у нас есть — я продолжаю на этом настаивать. Но не для всех, а для тех, кто может выложить судье «на блюдечке» готовое решение, законное и обоснованное. И судья его подпишет, уверяю вас. За редким исключением…

  Понятие и виды умысла в соответствии со статьей 25 УК РФ

Но в данном случае, повторюсь, вступая в дело, я чувствовал свою беспомощность и до сих пор не могу похвастаться, что полностью от нее избавился. Причина тому — сошедшиеся в одной точке следующие обстоятельства:

1) Стране нужны деньги. А денег, как известно, нет. Надо «доить» народ. Даже появилась концепция «новой нефти». Взялись «доить» предпринимателей, шантажируя уголовной ответственностью, и в Москве это уже конвейер, достаточно беспредельный. Полицейских за успехи в «надоях» награждают.

2) Предприниматели наши оказались на редкость податливы заботливым рукам, тянущимся к их вымени. Наверное потому, что всегда «делились», что соответствует народной традиции. И сейчас под угрозой применения к ним ст.

199 УК РФ они за редким исключением выстраиваются в колонны и отправляются в суд в особом порядке (глава 40 УПК РФ). А там — под Штраф или под амнистию.

И, зажмурившись, не думать о гражданском иске на несколько десятков миллионов.

3) В результате — судебная практика по применению ст. 199 УК РФ отсутствует чуть менее, чем полностью. В силу изложенного выше в п. 1 высокие судебные инстанции по своей инициативе ее создавать не будут. А в силу изложенного в п.

2 народ с вопросами правоприменения к ним не обращается.

Лучшая иллюстрация тому — Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления», сохранившееся в неизменном виде аж с 2006 года.

То есть, судебная практика применения ст. 199 УК РФ, еще не сформировавшись, в зародышевом состоянии уже поросла мхом и покрылась толстым слоем пыли. Вопрос: из чего мне в таких условиях готовить продукт, который надо выложить «на блюдечке» суду?

И судьи в той же ситуации. Мне прямо было сказано: «Я не фанат рассматривать дела по 199-й».

Да простит меня судья за, быть может, фривольное толкование этих слов, но я в них услышал следующее: Я понятия не имею, как надо рассматривать эти дела… нам никто ничего не объясняет… «шлепаем» по шаблону в особом порядке… а если не в особом — «шлепаем» все равно, как в особом… спасите, помогите, избавьте нас от этих дел!

Как мы вернули дело прокурору

С этим я к судье и пришел, предложив вернуть наше дело прокурору в соответствии со ст. 237 УПК РФ. И основание было найдено (о нем ниже). Оно странное, непонятное, но в силу основополагающих принципов функционирования этой системы железобетонное.

И суд за него зацепился. Вернул прокурору наше дело, плюс по своей инициативе еще 2 дела, где защита об этом не просила, а потому решения суда для нее стали полной неожиданностью.

А поскольку нарушение, как и сами дела об этом преступлении, шаблонное, то можно было бы обвалить еще энное количество уголовных дел по Москве.

И тем самым расшевелить это «болото» (я о практике применения ст. 199 УК РФ).

Поскольку, повторюсь, найденное нами основание возвращения уголовного дела прокурору было странным, нам же самим непонятным, мы опасались, что Мосгорсуд с нами может не согласиться. Тем более, что Прокуратура, пропустив такой удар, должна была жаждать реванша. И она прислала в Мосгорсуд «живого» прокурора вместо статиста, однако все равно проиграла.

С другой стороны, надеясь на победу, мы в случае ее достижения хотели увидеть мнение Мосгорсуда по этому странному и непонятному основанию возвращения дела прокурору. Тем самым мы хотели хоть в какой-то части устранить правоприменительный вакуум. Увы. Мосгорсуд сказал: «Вы правы», после чего величаво удалился, оставив нас опять один на один с этой пугающей пустотой.

Основания возвращения прокурору уголовного дела о преступлении, предусмотренном ст. 199 УК РФ

Сначала пару слов о том, как дело попало в суд. С трудом попало. Несколько раз оно пыталось протиснуться, но мы не пускали. Ведь, не смотря на отсутствие практики по ст.

199 УК РФ, в кармане всегда верный кольт УПК РФ, помогающий уговорить прокурора не подписывать обвинительное заключение.

Так и было — несколько раз дело возвращалось на дополнительное следствие, но все-таки его запихнули в суд.

После поступления дела в суд моя дежурная задача — вернуть его обратно прокурору. И я нашел неплохие, как мне кажется, основания, которые изложил в соответствующем ходатайстве. Но главное основание нашел мой подзащитный, принимающий самое активное участие в построении позиции защиты.

Пока я из положений закона и допущенных по делу нарушений конструировал основания для применения ст. 237 УПК РФ, он, как золотоискатель, просеял песок скудной судебной практики по Москве и нашел 2 «золотые песчинки».

Это были 2 дела, по одному из которых Мосгорсуд на основании одного нарушения отменил приговор, а по другому судья районного суда, увидев такое же нарушение у себя в деле, предусмотрительно вернул его прокурору, с чем Мосгорсуд позднее согласился.

Итак, что же это за «золотое» нарушение, выявление которого Мосгорсудом мы решили использовать как прецедент?

Но сначала о том, как формулируется обвинение в преступлении, предусмотренном п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ. По шаблону формулируется, который мы видим в каждом деле.

Повторюсь, никто из правоприменителей не утруждает себя мыслительной деятельностью по этим делам, в том числе при формулировании обвинения. Есть шаблон, его и пользуют.

Выглядит он следующим образом (фрагмент описания способа совершения преступления):

  Что такое разбой?

Намереваясь уклониться от уплаты налогов обвиняемый

  • где-то взял банковские реквизиты фирмы-однодневки, которую решил представить в качестве своего контрагента,
  • где-то взял договоры, счета-фактуры и прочие документы о хозяйственных отношениях с этой однодневкой,
  • затем перечислил деньги этой однодневке,
  • а на самом деле никаких хозяйственных отношений с этой однодневкой не было (товары она не поставляла, услуги не оказывала, работы не выполняла)…

Так вот, какое нарушение закона обнаружил Мосгорсуд в этом шаблоне? Он указал, что в обвинении надо прописывать, сколько денег было перечислено однодневке. Сумма должна быть указана.

А если сумма не указана, приговор — под отмену. А до приговора суд, увидев такое нарушение, должен вернуть дело прокурору.

Такая вот позиция Мосгорсуда. И мы ею воспользовались. Просто воспользовались. Раз Мосгорсуд так сказал, значит так и нужно делать. И районный суд, рассматривавший наше дело, подтвердил правильность нашего понимания дисциплины внутри судебной системы. И Мосгорсуд подтвердил.

Между тем, повторюсь, нам хотелось узнать, почему Мосгорсуд считает указание в обвинении суммы перечисленных денег важным. Прокурор, например, это важным не считает (с его позицией вы можете ознакомиться в его апелляционном представлении). Мы высказали свое мнение о важности этого обстоятельства (в возражениях на представление прокурора).

А еще нам хотелось узнать мнение Мосгорсуда, заклеймившего этот недостаток обвинения как существенное нарушение уголовно-процессуального закона. Но суд ничего не пояснил. Сказал: «Важно, и точка!» А мы этим просто воспользовались и вам предлагаем.

Уголовное законодательство по налоговым преступлениям

Статьи Уголовного кодекса РФ, посвященные налоговой сфере, являются бланкетными, то есть в УК описаны только нарушения норм Налогового кодекса, тогда как сами правила налогообложения описаны в НК.

  • Ст. 198 УК РФ – Уклонение физлиц от уплаты налогов и сборов.
  • Статья 199 УК РФ – Уклонение организации от уплаты налогов и сборов.
  • Ст. 199.1 УК РФ – Неисполнение организацией обязанностей налогового агента.
  • Ст. 199.2 УК РФ – Сокрытие имущества и финансов, за счет которых организация обязана производить уплату налоговых платежей и сборов.

Доказательная база по преступлениям в сфере налогообложения

  • бухгалтерские документы организации и документация, изъятая при встречных проверках у контрагентов;
  • показания и объяснения лиц, непосредственно привлекаемых к уголовной ответственности (гендиректора, главного бухгалтера, учредителей и т. д.);
  • свидетельские показания;
  • экспертные заключения, устанавливающие размер причиненного государству ущерба, схему ухода от налогообложения и т. д.

Оправдательный приговор по статье 199.2 УК РФ

Органами предварительного следствия Ш.

обвинялся в совершении ряда экономических преступлений: статья 171 УК РФ – Незаконное предпринимательство, статья 174-1 УК РФ — Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления, статья 199-2 УКРФ — Сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых должно производиться взыскание налогов и (или) сборов.

https://www.youtube.com/watch?v=Fv7uiU98w1g

В ходе судебного разбирательства адвокатом Павлом Домкиным суду представлен широкий перечень доказательств невиновности Ш. в инкриминируемых преступлениях. Учитывая неоспоримость заявленных доказательств и убедительность доводов защитника, прокурор отказался от поддержания государственного обвинения по статьям 171 и 174-1 УК РФ и суд прекратил по ним уголовное преследование.

Кроме того, согласившись с доводами адвоката, суд оправдал Ш. по статье 199-2 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления, признав уголовное преследование по всем инкриминированным Ш. статьям незаконным. Определением кассационной инстанции решения нижестоящего суда признаны законными.

  • Дело №1-83/2007 г.
  • П Р И Г О В О Р
  • Именем РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

г. Волоколамск, МО. 9 июня 2007 года.

Судья Волоколамского городского суда Московской области Е.Н. Касаткина, с участием: государственного обвинителя — помощника Волоколамского городского прокурора М.В. Кислицына, подсудимого Ш., адвоката Домкина П.А., представившего удостоверение №6792 и ордер №441, представителя ИФНС № 19 по г. Волоколамску Медовикова Д.А., при секретаре Асотиной Л.К…

  Разновидности уголовного преследования (ст. 20 УПК РФ)

Рассмотрев материалы уголовного дела в отношении Ш., 8 января 19__ года рождения, уроженца пос.Мишеронь Шатурского района Московской области, гражданина РФ.

образование высшее, женатого, работающего исполнительным директором МП «Сычевское ПТО ЖКХ», не военнообязанного, проживающего по адресу: Московская область. Волоколамский район, п.Сычево, ул.Детская, д.З, кв.

42, не судимого, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 199.2 УК РФ,

У С Т А Н О В И Л :

Органами предварительного расследования Ш.

обвинялся в том, что совершил сокрытие денежных средств организации, за счет которых, в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и сборам, совершенное руководителем организации в крупном размере. Как указано в обвинительном заключении, преступление Ш. совершено при следующих обстоятельствах.

Возврат уголовного дела прокурору, возбужденного по п. "а", ч. 2 ст. 199 УК РФ

Долго думала с чего начать повествование об этом уголовном деле. Начну пожалуй с того, что год назад, летом 2020г.

, ко мне за юридической помощью обратилась женщина, назовем ее Марией, которая была приглашена в Следственный комитет для допроса в качестве свидетеля.

Уголовное дело было возбуждено по факту, в отношении ее бывшего руководителя по ч.1 ст. 199 УК РФ, а сама Мария занимала должность финансового директора.

Данному допросу не буду много уделять времени, поскольку мы воспользовались ст. 51 Конституции и распрощались со следователем.

Однако, на этом все не закончилось. Через несколько месяцев Марию вызывают на допрос, но уже в качестве подозреваемой в совершении преступления, предусмотренного п. «а», ч.2 ст.

199 УК РФ, уклонение от уплаты налогов, совершенное группой лиц по предварительному сговору.

 Тут надо отметить, что у следственного комитета не получилось с уголовным делом по 1 части и они решили «за уши притянуть» финансового директора и вот уже группа лиц по предварительному сговору и часть 2.

Забегая вперед скажу, что весь период предварительного следствия показания мы не давали вообще, воспользовавшись ст. 51 Конституции РФ. Сменилось 3 следователя и все упорно нас уговаривали дать признательные показания.

Позиция защиты была избрана следующая: это естественно ст.

51 Конституции РФ, знакомились со всеми постановлениями о назначении экспертиз и с самими экспертизами, практически в каждый протокол заносили свои замечания.

Поскольку, практически при каждом проведении следственных действий были процессуальные нарушения, такие как неразъяснение прав подозреваемому (обвиняемому), неуведомление о применении технических средств и т.д.

Трижды предъявлялось обвинение в совершении преступления, предусмотренного п. «а», ч.2 ст.

199 УК РФ, и после каждого предъявления обвинения, мной заявлялось ходатайство о разъяснении предъявленного обвинения потому, что вопреки требованиям п. 4 ч.2 ст. 171 УПК РФ и п. 1 ч.1 ст.

73 УПК РФ, в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении не указаны время, место, а главное, способ совершения преступления.

То есть, когда, где и при каких обстоятельствах Мария вступила в сговор с директором К.., неизвестно. Как обычно, следователь ограничился указанием периода совершения преступления. В обвинении были указаны статьи НК РФ, без раскрытия о чем вообще идет речь.

Также, не были указаны нормы действующего налогового законодательства, которые Мария нарушила как финансовый директор, не указано, какие нормы Налогового кодекса РФ, которые она проигнорировала, возлагают обязанность на нее, как на финансового директора, нести обязанности по уплате и ответственность по неуплате налогов.

Следователи не утруждали себя разъяснениями чего-либо, выносили постановление об удовлетворении ходатайства о разъяснении предъявленного обвинения, при этом ограничивался простым изложением диспозиции статьи как Налогового кодекса РФ, так и УК РФ.

Далее все было как обычно, предъявлено окончательное обвинение, допрос, уведомление об окончании следственных действий и т.д.

Не дожидаясь поступления уголовного дела в суд, я готовила ходатайства о возвращении уголовного дела прокурору по основаниям, предусмотренным ст. 237 УПК РФ.

Хотелось бы сказать огромное спасибо коллеге Матвееву Олегу Витальевичу, его публикация о «кривом» обвинении по ст. 199 УК РФ, очень помогла при подготовке к рассмотрению уголовного дела в суде.

В приложении к данной публикации представлены четыре ходатайства о возвращении уголовного дела прокурору, позиция гособвинения в суде по заявленным ходатайствам, ну и конечно же само постановление суда о возвращении уголовного дела прокурору.

Надо сказать, что гособвинение и суд, взяли достаточно большую паузу для принятия решения. Ходатайства были заявлены 07.04.2021г., а решение по ним принято в июле 2021г. Думаю, что никто не сомневается, что позиция прокуратуры была «все законно, все без нарушений, все хорошо».

Очень порадовало постановление суда. Заявленные ходатайства удовлетворили частично, отказав только в соединении уголовных дел, по вопросу территориальной подсудности и в том, что права Марии при предъявлении обвинения не были нарушены.

В остальной части, в самой важной по моему мнению, суд удовлетворил ходатайства. То есть в той части, о которой я говорила выше, что в обвинении не указана субъективная сторона вменяемого преступления, что следователь не может ограничиваться простым перечислением статей НК РФ, УК РФ и т.д.

Постановление суда вступило в законную силу, прокуратура его не обжаловала и мы конечно тоже. Думаю, что суд был несказанно рад избавиться от данного уголовного дела, которое состояло из 50 с лишним томов, из которых только 9 материалы уголовного дела, остальные — доказательства, которые суд наверняка даже в руки не брал.

  • Верно сказал Матвеев Олег Витальевич, в выше упомянутой статье «защита возможна только на уголовно-процессуальном языке, и здесь уголовный адвокат имеет серьезное преимущество перед налоговым».
  • В моей практике это первое дело, связанное с «налоговыми» преступлениями, но у нас в коллегии есть хороший советник по этим вопросам… Самое главное на что я обратила свое внимание в предъявленном обвинении, это вменяемый период, правильно ли были указаны сроки для уплаты налогов и конечно же сумма и основной упор на процессуальные нарушения со стороны следствия.
  • Надеюсь, я сделала все правильно… время покажет.

P.S. Пока у нас шел судебный процесс, следственный комитет возбудил еще одно уголовное дело, по той же статье, с теми же обвиняемыми, только за другой период времени и с суммой в несколько раз больше. От следователя опять поступило предложение признать вину в полном объеме, а они обещают, что будут к нам «благосклонными».

На сегодняшний день, я прекрасно понимаю, что уголовное дело можно сказать рушится, скорее всего и второе тоже. Поскольку, один обвиняемый в федеральном розыске, моя подзащитная показаний не дает. И встает вопрос «как же следователь будет устанавливать место, время вступления в преступный сговор и другие обстоятельства?», на что указал суд в своем постановлении.

Продолжение следует….

Обзор оправдательных приговоров по уголовным делам об уклонении от уплаты налогов организацией с использованием фирм-однодневок

Статья 57 Конституции РФ предусматривает обязанность всех граждан платить законно установленные налоги и сборы. Таким образом, государство закрепило конституционную обязанность по уплате налогов.

Общественная опасность уклонения от уплаты налогов и сборов, то есть умышленного невыполнения конституционной обязанности каждого платить законно установленные налоги и сборы, заключается в непоступлении денежных средств в бюджетную систему Российской Федерации.

Юридические лица при исчислении и уплате налогов представляют налоговым органам в установленные нормативными актами сроки бухгалтерские отчеты и налоговые расчеты, в которых исчислены суммы платежей, подлежащие уплате в бюджет за определенный отчетный период. Налоговым органам представляются также расчеты по начисленным и уплаченным страховым взносам, налоговые расчеты по налогу на прибыль, подлежащие уплате в бюджет в определенные законодательством сроки.

Объективная сторона преступления заключается в уклонении от уплаты налогов, сборов страховых взносов с организаций путем:

  • непредставления налоговой декларации или иных документов, представление которых в соответствии с законодательством РФ о налогах и сборах является обязательным;
  • включения в налоговую декларацию или иные документы заведомо ложных сведений.

Под включением в налоговую декларацию (расчет) или в иные документы, представление которых является обязательным, заведомо ложных сведений следует понимать умышленное указание в них любых не соответствующих действительности данных об объекте налогообложения, о расчете налоговой базы, наличии налоговых льгот или вычетов и любой иной информации, влияющей на правильное исчисление и уплату налогов, сборов, страховых взносов.

Включение в налоговую декларацию (расчет) или иные обязательные для представления документы заведомо ложных сведений может выражаться в умышленном неотражении в них данных о доходах из определенных источников, объектов налогообложения, в уменьшении действительного размера дохода, искажении размеров произведенных расходов, которые учитываются при исчислении налогов (например, расходы, вычитаемые при определении совокупного налогооблагаемого дохода). К заведомо ложным сведениям могут быть также отнесены не соответствующие действительности данные о времени (периоде) понесенных расходов, полученных доходов, искажение в расчетах физических показателей, характеризующих определенный вид деятельности, при уплате единого налога на вмененный доход и т.п.

Преступление считается оконченным с момента фактической неуплаты налога за соответствующий период в срок, установленный налоговым законодательством.

Размер неуплаченных налогов является обязательным признаком состава преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ.

Именно сумма не поступивших в бюджет государства налогов служит рубежом, который позволяет отграничить уголовно наказуемое деяние от налогового правонарушения, предусмотренного ст. 122 НК РФ «Неуплата или неполная уплата сумм налога (сбора)».

На момент написания настоящего обзора крупный и особо крупный размер неуплаченных налогов, сборов и страховых взносов определялись следующим образом:

  • крупным размером признается сумма налогов, сборов, страховых взносов, составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд более 5 млн. руб., при условии, что доля неуплаченных налогов, сборов, страховых взносов превышает 25 % подлежащих уплате сумм налогов, сборов, страховых взносов в совокупности, либо превышающая 15 млн. руб.;
  • особо крупным размером признается сумма, составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд более 15 млн. руб., при условии, что доля неуплаченных налогов, сборов, страховых взносов превышает 50 % подлежащих уплате сумм налогов, сборов, страховых взносов в совокупности, либо превышающая 45 млн. руб.

Для исчисления крупного или особо крупного размера уклонения от уплаты налогов, сборов, страховых взносов надлежит складывать как сумму налогов (в том числе по каждому их виду), так и сумму сборов, страховых взносов, которые не были уплачены за период в пределах трех финансовых лет подряд.

При этом следует учитывать лишь суммы тех налогов, сборов, страховых взносов, которые не были уплачены в бюджеты различных уровней по истечении налоговых (расчетных) периодов по видам налогов, сборов, страховых взносов в соответствии с НК РФ.

Крупный (особо крупный) размер неуплаченных налогов, сборов, страховых взносов исчисляется за период в пределах трех финансовых лет подряд и в тех случаях, когда сроки их уплаты выходят за пределы данного трехлетнего периода и они истекли.

Субъектом преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ, может быть лицо, уполномоченное в силу закона либо на основании доверенности подписывать документы, представляемые в налоговые органы организацией, являющейся плательщиком налогов, сборов, страховых взносов, в качестве отчетных за налоговый (расчетный) период.

Такими лицами являются руководитель организации — плательщика налогов, сборов, страховых взносов либо уполномоченный представитель такой организации (статья 29 НК РФ). Субъектом данного преступления может являться также лицо, фактически выполнявшее обязанности руководителя организации — плательщика налогов, сборов, страховых взносов.

Уклонение от уплаты налогов, сборов и страховых взносов возможны только с прямым умыслом. При решении вопроса о наличии такого умысла суды обязаны, в частности, учитывать обстоятельства, исключающие вину в налоговом правонарушении (ст.

111 НК РФ), а также исходить из предусмотренного п. 7 ст.

3 НК РФ принципа, согласно которому все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика (плательщика сбора, плательщика страховых взносов, налогового агента).

Стандартной преступной схемой уклонения от уплаты НДС и налога на прибыль с организации с использованием фирм-однодневок состоит в оформлении фиктивных документы о якобы имевших место поставке товаров, выполнении работ или услуг фирмой-однодневкой, зарегистрированной на подставное лицо и не сдающую, как правило, должным образом свою отчетность, в связи с чем контроль за ее деятельностью, равно как и за лицами, реально контролирующими обороты по расчетному счету, объективно затруднен. При этом денежные суммы, поступившие на счет фирмы-однодневки, обналичиваются и за вычетом процента за услуги передаются клиенту. Для большей надежности такого рода схемы, повышения степени ее конспирации, создания формальных оснований для последующих доводов о якобы наличии возможности «налоговых вычетов» преступники используют многоступенчатую систему, когда денежные средства списываются и зачисляются, проходя по счетам нескольких такого рода предприятий, по «транзиту».

СУДЕБНЫЕ АКТЫ

6. Практика обжалования обвинительных приговоров по ст. 199.2 УК РФ

Изучение более 100 приговоров по данной статье УК РФ показывает, что около 40% из них выносится судами в результате рассмотрения уголовных дел в особом порядке, который не предусматривает возможности дальнейшего их обжалования.

Тем не менее встречаются случаи, когда ни на предварительном следствии, ни в ходе судебного рассмотрения обвиняемый, а впоследствии Подсудимый не признает себя виновным.

В таком случае вполне можно спрогнозировать, что вынесенный приговор будет обжалован в следующей судебной инстанции. Примером может служить рассматриваемый ниже приговор.

В октябре 2008 г. в одном из городов Мурманской области к восьми месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком на один год за совершение преступления, предусмотренного ст. 199.2 УК РФ, был приговорен Савин Ю.А., генеральный директор ОАО «Северные просторы».

В ходе предварительного следствия и судебного заседания было установлено, что он, зная, что ОАО является недоимщиком и на его счета выставлены инкассовые поручения о списании денежных средств, с помощью третьих лиц создал параллельную систему расчетов за поставляемые предприятием товары и оказываемые услуги, минуя расчетные счета ОАО «Северные просторы», что привело к сокрытию денежных средств в сумме 4,084 млн. руб., т.е. в крупном размере.

Савин Ю.А. в ходе судебного рассмотрения виновным себя не признал и показал, что предприятию необходимо было работать, наращивать обороты производства, выполнять свои обязательства перед заказчиками, что было бы невозможно, если бы шли списания по налогам.

  • Допрошенный в качестве свидетеля председатель совета директоров ОАО «Северные просторы» Белозеров показал, что приоритетным для себя ОАО считало расчеты с поставщиками, чтобы предприятие не остановилось, поэтому налоги платились по мере имевшихся у предприятия возможностей.
  • После вынесения приговора Защитник Савина подал в судебную коллегию по уголовным делам Мурманского областного суда кассационную жалобу об отмене приговора с прекращением производства по делу в отношении Савина в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.
  • Ниже рассмотрим аргументы защиты и суда по данной ситуации.
  • В итоговом кассационном определении было отмечено, что Савин признан виновным в том, что он, будучи руководителем организации, совершил сокрытие денежных средств организации, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам в крупном размере.

Преступление, как установил суд, совершено им в период с января 2005 г. по май 2007 г. при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В кассационной жалобе адвокат Бейдер в интересах осужденного Савина заявил о нарушении судом норм материального и процессуального права. Он полагает, что суд при рассмотрении дела не критически отнесся к действиям ИФНС России, нарушившей порядок принудительного взыскания денежных средств.

Обращает внимание на то, что в ИФНС России не всегда выносили решения о взыскании денежных средств с ОАО «Северные просторы», а также в большинстве случаев не направляли инкассовые поручения в банки, где находились счета организации. Приводит примеры о ненаправлении ИФНС России инкассовых поручений в «Л-Банк» поквартально в 2005 — 2006 гг.

, а также обращает внимание на факт добровольного погашения ОАО «Северные просторы» налоговой задолженности за первый, второй и третий кварталы 2005 г. и частичном погашении задолженности за четвертый квартал 2005 г. Заявляет, что за указанные периоды Савин не может быть обвинен в сокрытии денежных средств.

Аналогичные примеры — о не направлении ИФНС России инкассовых поручений — защитник приводит по первому и третьему кварталам 2006 г.

Со ссылкой на нормы НК РФ защитник утверждает о нарушении ИФНС России установленного порядка принятия решений и направлении их в банки о приостановлении операций по счетам ОАО «Северные просторы».

Анализируя судебную практику, защитник утверждает, что заключение агентского договора между ОАО «Северные просторы» и ЗАО «ВГ-Группа» соответствовало принципам гражданского оборота и не нарушало налогового законодательства.

Вывод суда о неустановлении факта изначального умысла сокрытия денежных средств при заключении этого договора находит противоречащим обвинительному заключению и свидетельствующим об отсутствии в действиях Савина состава преступления.

Заявляет о том, что его действия по заключению агентских договоров, продолжением которых был и Договор от 12.01.2005, не только помогли ликвидировать недоимку по налогам до конца 2004 г.

, но и в условиях «незаконного прессинга» со стороны ИФНС России позволили сохранить уникальное предприятие.

Защитник утверждает также, что в обвинительном заключении не конкретизированы сведения об инкассовых поручениях, о решениях ИФНС России с указанием конкретных сумм, которые направлялись и были получены банками, где имелись расчетные счета предприятия.

Кроме того, по мнению защитника, суд не дал оценки и не привел доказательства, на основании которых он отверг объяснения Савина о том, что данная финансовая схема взаиморасчетов с использованием системы возврата из бюджета НДС позволяла предприятию частично рассчитываться с долгами по налогам и что у него не было намерения не платить Налог на имущество. Полагает, что судом не точно определен размер сокрытых денежных средств, поскольку задолженность по ряду кварталов была погашена еще до возбуждения уголовного дела. Просит отменить приговор и прекратить производство по делу в отношении Савина за отсутствием в его действиях состава преступления.

Проверив материалы дела, обсудив доводы поданной жалобы, судебная коллегия не нашла оснований к отмене или изменению приговора.

Виновность Савина в совершении преступления, предусмотренного ст. 199.2 УК РФ, подтверждается совокупностью исследованных судом доказательств, достаточно полно и правильно приведенных в приговоре.

Доводы защитника, указанные им в кассационной жалобе, о нарушении ИФНС России принудительного порядка взыскания с ОАО «Северные просторы» недоимки по налогу на имущество не свидетельствуют об отсутствии в действиях Савина состава данного преступления.

Данные доводы исследовались в ходе судебного разбирательства и признаны несостоятельными, поскольку налоговой инспекцией не только принимались решения и направлялись инкассовые поручения в банк о взыскании недоимки по налогу на имущество, но и другие меры по принудительному взысканию налога, а именно решения о взыскании налога за счет имущества должника, по результатам которых возбуждались исполнительные производства, а также принималось решение о приостановлении операций по расчетному счету ОАО «Северные просторы», открытому в ЗАО АКБ «Л-Банк».

Судом проверено и соответствие действий ИФНС России требованиям ст. 46 НК РФ о направлении инкассовых поручений лишь в один из банков, в которых открыты счета налогоплательщика, для того чтобы избежать двойного списания недоимки по налогу.

Кроме того, данные обстоятельства (возможные нарушения ИФНС России принудительного порядка взыскания недоимки) не имеют правового значения для решения вопроса о виновности и квалификации действий осужденного Савина. В данном случае имеет значение наличие самой недоимки по налогам, а также действия виновного по сокрытию денежных средств либо имущества организации.

Не могут быть приняты во внимание доводы и жалобы об отсутствии должной конкретизации в обвинительном заключении сведений о суммах недоимки в решениях налоговой инспекции и инкассовых поручениях, а также о непринятии судом во внимание фактов добровольного погашения недоимки по налогу до возбуждения дела, поскольку Савин признан виновным не в уклонении от уплаты налогов, а в сокрытии денежных средств, за счет которых должно было производиться взыскание налога.

Как следует из описательно-мотивировочной части приговора суда, в судебном заседании было установлено, что Савин, являясь руководителем организации и зная о возникшей с начала 2005 г.

задолженности предприятия по уплате налога на имущество (694110 руб. на 01.05.

2005) и блокировании счетов предприятия ИФНС России, осуществлял основной оборот денежных средств через ООО «ВГ-Группа» в ЗАО АКБ «Л-Банк» с целью сокрытия этих денежных средств, за счет которых должно было производиться взыскание налогов.

Указанное обстоятельство фактически подтвердил и сам Савин, из показаний которого следует, что оборот денежных средств производился через счет ООО «ВГ-Группа», так как он опасался списания всех поступлений на собственный счет по требованиям налоговой инспекции. Крупный размер сокрытых денежных средств установлен судом документально.

Другие доводы стороны защиты, фактически сводящиеся к тому, что Савин действовал в условиях крайней необходимости, также были предметом исследования в суде первой инстанции и справедливо отвергнуты судом как неосновательные.

Действиям осужденного дана правильная юридическая оценка.

Наказание осужденному Савину назначено судом в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, соразмерно тяжести совершенного им преступления и данным о его личности. Явно несправедливым вследствие чрезмерной суровости назначенное осужденному наказание не является.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила приговор А-ского городского суда Мурманской области в отношении Савина Юрия Алексеевича оставить без изменения, кассационную жалобу защитника — без удовлетворения.

Рассмотренная нами ситуация позволяет сделать несколько выводов:

— имеющиеся данные о возможных нарушениях со стороны налоговых органов принудительного порядка взыскания недоимки по налогу с организации не имеют правового значения для решения вопроса о виновности и квалификации действий ее генерального директора и не свидетельствуют об отсутствии в его действиях состава преступления, предусмотренного ст. 199.2 УК РФ;

— не являются основанием для изменения юридической оценки действий подсудимого отсутствие конкретизации сведений о суммах недоимки в решениях налоговой инспекции и инкассовых поручениях, а также непринятие судом во внимание фактов добровольного погашения недоимки по налогу до возбуждения дела, так как имеет место не уклонение от уплаты налогов, а сокрытие денежных средств, за счет которых должно было производиться взыскание налога;

— не является основанием для отмены приговора доводы защиты о том, что осужденный действовал в условиях крайней необходимости, так как такая оценка дается судом первой инстанции, а указанные доводы ранее были справедливо отвергнуты как неосновательные.

Оцените статью
Tatsud.ru
Добавить комментарий