Кассационная жалоба на приговор по ст. 132 УК РФ

Кассационная жалоба на приговор по ст. 132 УК РФ

Знание оправдательной судебной практики, доводов приводимых судами в своих решениях в пользу обвиняемых и осужденных по преступлениям против половой неприкосновенности, помогает стороне защиты наиболее полно реализовывать свои права в уголовном процессе, наиболее убедительно обосновывать свою позицию. Понимание, что какой-то конкретный довод, какие-то конкретные обстоятельства позволили суду в другом уголовном процессу, но по аналогичной ситуации поставить под сомнение обоснованность обвинения, или позволили суду изменить квалификации, или пусть даже снизить наказания, дает определенную уверенность в правильности выбранной линии защиты.

В этой статье представлены выдержки из приговоров, постановлений и определений об оправдании лиц обвиненных по статьям 131, 132 УК РФ и в совершении других преступлений против половой неприкосновенности. Здесь же представлены выдержки из судебных решений апелляционной и кассационной инстанций изменяющих или отменяющих обвинительные приговоры по указанным статьям.

Если Вам известны аналогичные судебные решения, Вы можете разместить ссылку на них, или выдержку из этого решения в комментарии к данной статье, и выдержка из данного судебного решения я размещу в самой статье.

Заранее предупрежу, что в виду специфики данной категории уголовных дел, и рассмотрения их в закрытых судебных заседаниях, фамилии (или ФИО целиком) участников уголовных дел следует изменять на заглавные буквы. Также следует, удалять другие сведения позволяющие идентифицировать личности участников уголовного дела, наименование улиц, предприятий, учреждений, организаций.

  • По мере возможности эта статья будет дополняться судебной практикой, изученной мной самостоятельно по мере работы над уголовными делами данной категории.
  • С уважением, адвокат Яков Васильевич Пушкарёв
  • ОБЗОР АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ПРАКТИКИ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ 
  • ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ КИРОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА 
  • ЗА ПЕРВОЕ ПОЛУГОДИЕ 2014 ГОДА

Приговором Вятскополянского районного суда Кировской области от 15 ноября 2013 года Е. осужден за совершение преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 131, п. «а» ч. 3 ст. 132 УК РФ. За каждое преступление назначено наказание в виде 8 лет лишения свободы. На основании ч. 3 ст.

69 УК РФ окончательно назначено 9 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
Суд признал доказанным совершение Е. действий сексуального характера с угрозой применения насилия в отношении потерпевшей, соединенных с угрозой убийством, квалифицировав действия осужденного по п. «а» ч. 3 ст. 132 УК РФ.

Вместе с тем суд указал в приговоре на совершение данного преступления с применением насилия, которое в обвинении Е. не предъявлялось.
Кроме того, санкциями ч. 3 ст. 131 и ч. 3 ст. 132 УК РФ предусмотрено наказание в виде лишения свободы с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью либо без такового, с ограничением свободы.

В нарушение требований уголовного, а также уголовно-процессуального законов суд в приговоре не мотивировал неназначение Е. дополнительных видов наказаний по п. «а» ч. 3 ст. 131 и п. «а» ч. 3 ст. 132 УК РФ, в том числе обязательного дополнительного наказания в виде ограничения свободы.
Также при назначении Е.

наказания судом первой инстанции было учтено совершение преступлений в отношении несовершеннолетней, тогда как данное обстоятельство является квалифицирующим признаком, предусмотренным пунктом «а» части третьей статей 131 и 132 УК РФ, и не могло быть учтено повторно при назначении наказания.

По приговору отягчающих наказание обстоятельств не установлено, а смягчающими признаны: наличие на иждивении малолетних детей, Явка с повинной, чистосердечное признание, активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, частичное добровольное возмещение потерпевшей морального вреда. Данные смягчающие обстоятельства судебной коллегией признаны исключительными.

В апелляционном порядке приговор изменен. Исключен из осуждения по п. «а» ч. 3 ст. 132 УК РФ квалифицирующий признак «с применением насилия», исключено указание о назначении наказания с учетом совершения преступлений в отношении несовершеннолетней. С применением ст. 64 УК РФ Е. назначено наказание по п. «а» ч. 3 ст.

131 УК РФ в виде 7 лет лишения свободы без лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью и без ограничения свободы, по п. «а» ч. 3 ст. 132 УК РФ в виде 7 лет лишения свободы без лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью и без ограничения свободы. На основании ч. 3 ст.

69 УК РФ окончательно назначено 8 лет лишения свободы.

ОБЗОР КАССАЦИОННОЙ И НАДЗОРНОЙ ПРАКТИКИ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ
ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА ЗА 2012 ГОД

Ш. осужден по п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ.
Судом кассационной инстанции приговор отменен, дело направлено на новое рассмотрение.
Так, в основу обвинения суд положил показания представителя потерпевшей Б. на предварительном следствии, в то время как она была допрошена в суде первой инстанции. Свидетель П.

также была допрошена в судебном заседании, однако в подтверждение доказанности вины подсудимого приведены ее показания на предварительном следствии без приведения в приговоре ее показаний в суде, как и в случае с показаниями Б., и, таким образом, надлежащий анализ приведенных в приговоре доказательств обжалуемый приговор не содержит.

Кроме того, содержание показаний свидетелей Ш., А., Б., Е., изложенных в приговоре и положенных в основу обвинения, не соответствует содержанию их показаний, изложенных в протоколе судебного заседания; также суд сослался на показания свидетелей М., А., однако содержание их в приговоре не привел.
В соответствии со ст.

6 УПК РФ уголовное судопроизводство имеет своим назначением защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений.

Малолетняя потерпевшая Б. (2009 г.р.) в силу возраста не в состоянии защищать свои права и законные интересы. Однако ее представитель избрала позицию, противоречащую интересам потерпевшей, которую также подтвердила в кассационной жалобе и в суде кассационной инстанции. Возможность для Б. представлять интересы потерпевшей при такой ее позиции судом первой инстанции не обсуждалась

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 15 августа 2013 г. N 19-АПУ13-16СП

По приговору Ставропольского краевого суда от 26 марта 2013 г., вынесенному с участием присяжных заседателей, В. осужден по п. «б» ч. 2 ст. 179, п. «а» ч. 3 ст. 132, п. «а» ч. 3 ст. 132, ч. 1 ст. 115, ч. 1 ст. 116 УК РФ.
В.

признан виновным в принуждении к совершению сделки под угрозой применения насилия и с применением насилия, совершении насильственных действий сексуального характера в отношении несовершеннолетней потерпевшей, нанесении побоев и причинении легкого вреда здоровью, вызвавшем кратковременное расстройство здоровья.

В апелляционных жалобах осужденный и адвокат просили приговор изменить, указывая, что показания потерпевшей на предварительном следствии оглашены с нарушением положений ст. 281 УПК РФ, нахождение потерпевшей на территории другого государства с целью обучения не может являться чрезвычайным обстоятельством, препятствующим ее явке в суд.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 15 августа 2013 г. приговор отменила по следующим основаниям.
Данное уголовное дело рассмотрено в отсутствие несовершеннолетней потерпевшей, показания которой в обвинительном заключении приведены в качестве доказательств по всем эпизодам предъявленного осужденному обвинения.

В судебном заседании государственным обвинителем было заявлено ходатайство об оглашении показаний несовершеннолетней потерпевшей в связи с тем, что она находится за пределами Российской Федерации, обстоятельства дела касаются интимной стороны жизни несовершеннолетнего ребенка, и ее допрос в судебном заседании может причинить ей психологическую травму.

Несмотря на возражения стороны защиты, суд признал обстоятельства отсутствия несовершеннолетней потерпевшей в судебном заседании исключительными. Председательствующим по делу было принято решение об удовлетворении ходатайства государственного обвинителя с вынесением протокольного постановления без ссылки на норму закона.

Показания потерпевшей были оглашены в судебном заседании в присутствии присяжных заседателей.
Вместе с тем при неявке в судебное заседание потерпевшего оглашение его показаний, ранее данных при производстве предварительного расследования, допускается без согласия сторон только в случаях, предусмотренных ч. 2 ст. 281 УПК РФ.

Ссылка на такие основания отсутствует как в ходатайстве государственного обвинителя, так и в постановлении председательствующего судьи. В материалах дела отсутствуют сведения о надлежащем вызове несовершеннолетней потерпевшей в судебное заседание и наличии обстоятельств, препятствующих ее явке в суд, в связи с чем показания потерпевшей в судебном заседании были оглашены в присутствии присяжных заседателей с нарушением закона.

  1. Таким образом, судом первой инстанции не было обеспечено процессуальное равенство сторон в судебном процессе, а права подсудимого были существенно ограничены.
  2. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА
  3. ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
    N 27-П14

В соответствии с ч. 2 ст. 63 УК РФ, если отягчающее наказание обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания.
По приговору суда З. (ранее судимый по п. «в» ч. 3 ст. 131, п. «в» ч. 3 ст.

132 УК РФ) осужден по ч. 5 ст. 132 УК РФ.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев дело по апелляционным жалобам осужденного и его адвоката, изменила приговор в части назначенного З. наказания.
Согласно приговору З.

признан виновным в совершении действий сексуального характера в отношении лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, и его действия с учетом квалифицирующего признака совершения преступления лицом, имеющим судимость за ранее совершенное преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, квалифицированы по ч. 5 ст.

132 УК РФ, Санкция которой предусматривает более строгое наказание, чем за действия сексуального характера, совершенные при иных квалифицирующих признаках.
Признавая в действиях З. наличие указанного квалифицирующего признака, суд исходил из того, что ранее по приговору от 27 июля 2000 г. он был осужден по п. «в» ч. 3 ст. 131, п. «в» ч. 3 ст.

132 УК РФ за совершение преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних, при этом судимость за эти преступления не погашена.
Одновременно с этим суд, установив в судебном заседании, что З.

совершил особо тяжкое преступление, имея судимость за ранее совершенное особо тяжкое преступление, признал в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, наличие рецидива преступлений и назначил ему наказание с учетом данного отягчающего обстоятельства.
Таким образом, судимость по приговору от 27 июля 2000 г.

суд учел в качестве квалифицирующего признака преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 132 УК РФ, и как отягчающее наказание обстоятельство, предусмотренное п. «а» ч. 1 ст. 63 УК РФ, то есть одно и то же обстоятельство суд дважды учел при назначении наказания З.
Между тем в соответствии с ч. 2 ст.

63 УК РФ в случае, если отягчающее наказание обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания.
Это требование уголовного закона нарушено судом, что повлекло ухудшение положения осужденного.

С учетом изложенного Судебная коллегия исключила из приговора указание суда о признании рецидива преступлений отягчающим наказание обстоятельством, смягчила наказание, назначенное З. по ч. 5 ст. 132 УК РФ, и назначила наказание по совокупности преступлений по правилам ч. 5 ст. 69 УК

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 24 сентября 2012 г. N 38-О12-11

Ограничение свободы не назначается лицам, не имеющим места постоянного проживания на территории Российской Федерации.
Судебная коллегия изменила приговор Пермского краевого суда от 22 июня 2012 г. в отношении К.

, осужденного за преступление, совершенное в период с 10 по 31 января 2011 г., по п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 г. N 377-ФЗ).

Из приговора исключено назначение дополнительного наказания в виде ограничения свободы.

Назначая дополнительное наказание в виде ограничения свободы, суд не учел, что К. является лицом без определенного места жительства. В силу ч. 6 ст. 53 УК РФ ограничение свободы не назначается лицам, не имеющим места постоянного проживания на территории Российской Федерации. Поэтому указанное наказание подлежит исключению из приговора суда.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 20 апреля 2012 г. N 72-Д12-2

3.1.2. Согласно ч. 6 ст. 53 УК РФ ограничение свободы не назначается военнослужащим, иностранным гражданам, лицам без гражданства, а также лицам, не имеющим места постоянного проживания на территории Российской Федерации.
По приговору Московского городского суда от 17 февраля 2011 г. Д. осужден по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 4 ст.

131 УК РФ на 14 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 2 года, с установлением конкретных ограничений.
Назначая Д. в качестве дополнительного наказания ограничение свободы сроком на 2 года, суд не учел положения ч. 6 ст.

53 УК РФ, согласно которым ограничение свободы не назначается военнослужащим, иностранным гражданам, лицам без гражданства, а также лицам, не имеющим места постоянного проживания на территории Российской Федерации. Судом установлено и указано в приговоре, что Д.

является гражданином другого государства — Кыргызской Республики, места постоянного проживания на территории Российской Федерации не имеет. Данные обстоятельства исключали назначение ему дополнительного наказания — ограничения свободы.

  • Судебная коллегия изменила приговор суда, а именно исключила указание на назначение дополнительного наказания в виде ограничения свободы сроком на 2 года.
  • Если Вам или Вашим близким нужна юридическая консультация, или иная юридическая  помощь по уголовным делам об изнасиловании или другом преступлении против половой неприкосновенности, необходимы Услуги адвоката в Хабаровске на предварительном следствии, в суде первой инстанции, или при обжаловании приговора, вы можете обратиться ко мне по телефону 8 (4212) 66-60-01.

Изменение приговора суда по ч.4 ст.132 УК РФ в отношении несовершеннолетнего в суде кассационной инстанции с назначением наказания ниже низшего предела

В декабре 2017г. ко мне обратилась мать несовершеннолетнего Л., осужденного Геленджикским городским судом Краснодарского края по п. «б» ч.4 ст.

132 УК РФ вместе с еще двумя несовершеннолетними к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в воспитательной колонии, с ограничением свободы на 1 год.

На момент совершения инкриминируемого деяния ему было 15 лет, а на момент вынесения приговора – 16.

Мать, назовем ее Светланой, находилась в отчаянии, потому что была убеждена, что сын не совершал преступления. А суд постановил приговор при отсутствии достаточных доказательств его вины.

Тем не менее мне пришлось отказаться, т.к., по ее словам, адвокат, защищавший сына в суде первой инстанции, уже внес апелляционную жалобу. И я не видел необходимости вступать в дело. Тем более что я сразу обозначил свою позицию — ничего не гарантирую заранее и ничего не «решаю». А ей якобы пообещали все «решить» в суде апелляционной инстанции.

На этом мы и расстались.

Месяца через три она мне вновь позвонила.

Как я и предполагал, результат в апелляции был нулевой. Приговор был оставлен без изменения (несмотря на явное грубое нарушение ч.5 ст. 88 УК РФ – но об этом ниже). Обещания предыдущего адвоката по «решению» вопроса не претворились в жизнь.

Светлана вновь попросила меня заняться делом ее сына. Я сразу пояснил, что надежды на изменение, а уж тем более на отмену приговора по той категории дел, по которой осужден ее сын, в кассационной инстанции ничтожно малы.

Но решил попробовать помочь ей.

Далее было ознакомление с материалами уголовного дела в суде.

Согласно приговору суда, сын Светланы совершил насильственные действия сексуального характера, т.е. иные действия сексуального характера с использованием беспомощного состояния потерпевшей, группой лиц, в отношении лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста.

Ни один из осужденных вину не признал.

В основу обвинительного приговора судом положены показания потерпевшей малолетней Г., 8 лет от роду. При этом потерпевшая Г. непосредственно в ходе судебного следствия допрошена не была. А в суде были лишь оглашены ее противоречивые показания, полученные дважды на предварительном следствии.

  Это было сделано, согласно протоколу судебного заседания, вопреки требованиям ч.6 ст.281 и ч.5 ст. 191 УПК РФ, а также п.12 Постановления Пленума Верховного суда РФ №51 от 19 декабря 2017г.

«О практике применения законодательства при рассмотрении уголовных дел в суде первой инстанции (общий порядок судопроизводства)» – суд не рассмотрел надлежащим образом ходатайство обвинителя об оглашении показаний потерпевшей без ее допроса и возражения на это стороны защиты, не удалил потерпевшую из зала во время оглашения ее показаний, суду не было представлено заключение эксперта, специалиста или психолога о невозможности ее допроса в суде.

Вторым моментом, на который я обратил внимание, был протокол осмотра места происшествия. И он был явно «сфальсифицирован» следствием.

При ознакомлении с материалами уголовного дела в порядке ст.ст.215-217 УПК РФ защитники всех трех осужденных сфотографировали материалы дела – в них был один протокол осмотра. При рассмотрении дела в суде государственный обвинитель огласил совершенно другой. В нем место происшествия находилось в 100 метрах от того, которое было указано в первом.

Суду стороной защиты были заявлены ходатайства об исключении протокола осмотра места происшествия из перечня доказательств обвинения как недопустимого. Суд отказал в удовлетворении указанного ходатайства, сославшись на то, что природа протокола осмотра места происшествия в материалах дела подтверждена допрошенным в судебном заседании следователем, проводившим осмотр.

Как пояснил в суде следователь Г.

, якобы представители стороны защиты, которые знакомились с материалами уголовного дела в разное время в присутствии следователя в его служебном кабинете ограниченной площадью, изготовили копии протокола из учебного дела студента-практиканта, находившегося на столе следователя (последний этого якобы не видел). Со слов следователя протокол из учебного дела заполнял студент, внося в него вымышленные сведения по своему усмотрению.

При очевидной фальсификации протокола осмотра суд учел изложенную версию следователя.

При этом не учел того, что представленный стороной защиты протокол осмотра заполнен от руки и подписан тем же следователем, который составил протокол, имеющийся в деле, а не студентом.

Сведения о понятых и их подписи идентичны в двух протоколах, как и время начала и окончания осмотров. Суд поверил голословным утверждениям следователя, не вызвав и не допросив студента-практиканта, на которого сослался следователь, не истребовав «учебное дело».

Следует уточнить, что следователь Г. не раз был уличен, в т.ч. при рассмотрении дел в суде, в фальсификации доказательств.

Но, к сожалению, ситуация в судебной системе такова, что на это никто особого внимания не обращает. Конечно в кулуарах возмущаются. И выносят обвинительные приговоры. Тем не менее, в настоящее время следователь Г.

уволен из органов СК РФ. Правда, без каких-либо последствий для него и его руководства.

Ну и третье. Суд незаконно вопреки ч.2 ст.53, ч.5 ст. 88 УК РФ, п.25 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 01.02.2011 №1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» назначил несовершеннолетнему Л. дополнительное наказание в виде ограничения свободы сроком на 1 год.

  • Апелляционная инстанция с незаконным приговором согласилась, как всегда, не обратив внимание на доводы защиты.
  • С учетом этого мною была подготовлена Кассационная жалоба, в которой я просил суд вернуть уголовное дело прокурору в связи с существенными нарушениями УПК РФ.
  • Жалоба была признана обоснованной и уголовное дело передано в Президиум Краснодарского краевого суда.

В назначенный день я прибыл в суд. В очереди рассмотрения я был примерно 5-6. Время рассмотрения Президиумом дел перед моим вызовом составляло по 8-10 минут.  Конвейер работал.

Пришло и мое время. Из защитников присутствовал только я один. Другим осужденным был представлен один дежурный адвокат, «прирабатывающий» в краевом суде, дела, естественно, не знавший.

Докладчик, как водится, доложил обстоятельства дела. Я поддержал доводы жалобы, подробно рассказав о нарушениях закона, допущенных при расследовании и рассмотрении дела в суде, назначении наказания.

Как оказалось, Прокуратура тоже разродилась кассационным представлением в части необоснованности назначения дополнительного наказания (спрашивается, а где была та же прокуратура, когда дело слушалось в апелляции, ведь тогда она согласилась с приговором без каких-либо оговорок).

Сильно удивил заместитель прокурора края, которая на «голубом» глазу заявила, что поддельный протокол осмотра места происшествия никого не интересует, т.к. место преступления установлено из показаний потерпевшей. И несоблюдение прав осужденных не имеет никакого значения для дела.

После меня попросили удалиться на время совещания Президиума.

Совещание длилось длительное время – минут 25-30. Ожидавший своей очереди коллега спросил меня, что я такого наговорил, что Президиум совещается так необычайно долго.

Наконец меня вызвали в зал. Председательствующий – в то время председатель краевого суда Чернов А.Д., сообщил, что жалобу Президиум удовлетворяет частично. Дополнительное наказание исключается. А наказание всем трем осужденным снижается: так как мой подзащитный самый старший – ему до 4 лет, а двум другим – до 3 лет. И это при непризнании вины.

Светлана, услышав результат по телефону, разрыдалась. Она сама не очень верила в пересмотр приговора в кассационном суде.

P.S. Судя по всему, Президиум принял компромиссное решение – и приговор не отменил при наличии существенных нарушений УПК РФ, и как бы доводы защиты услышал.

Ст. 132 ч. 4 п. б

Подборка наиболее важных документов по запросу Ст. 132 ч. 4 п. б (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Ст. 132 ч. 4 п. б

Зарегистрируйтесь и получите пробный доступ к системе КонсультантПлюс бесплатно на 2 дня

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Подборка судебных решений за 2019 год: Статья 134 «Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста» УК РФ(О.М. Кабанов)Квалификация деяний (полового сношения, мужеложства, лесбиянства или развратных действий), совершенных в отношении лица, не достигшего двенадцатилетнего возраста, по пункту «б» части четвертой статьи 131 или по пункту «б» части четвертой статьи 132 УК Российской Федерации основывается на прямом указании федерального законодателя в примечании к его статье 131, а потому не является применением уголовного закона по аналогии (Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 25 сентября 2014 года N 2214-О, от 21 мая 2015 года N 1173-О и N 1174-О, от 29 сентября 2015 года N 1969-О, от 25 февраля 2016 года N 286-О, от 17 июля 2018 года N 2041-О и др.). Статья 134 УК Российской Федерации также не может расцениваться как содержащая неопределенность, в результате которой лицо было бы лишено возможности осознать противоправность своих действий и предвидеть наступление ответственности за их совершение (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 27 сентября 2018 года N 2224-О и от 25 июня 2019 года N 1823-О).

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Ст. 132 ч. 4 п. б

Зарегистрируйтесь и получите пробный доступ к системе КонсультантПлюс бесплатно на 2 дня

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Статья: Границы иных действий сексуального характера(Хромов Е.В.)

(«Законность», 2021, N 1)

Следует обратить внимание еще на один аспект: совершение развратных действий одновременно в отношении нескольких несовершеннолетних (например, демонстрация половых органов на улице).

Если потерпевшие находятся в возрастной категории от 12 до 16 лет, то подобные действия образуют один состав преступления — ч. 3 ст. 135 УК (развратные действия в отношении двух и более лиц). В диспозиции ст. 132 УК указано на потерпевшего в единственном числе.

Следует ли при таких обстоятельствах квалифицировать развратные действия в отношении двух лиц, не достигших 12 лет, по совокупности преступлений — п. «б» ч. 4 ст. 132, п. «б» ч. 4 ст. 132 УК? Представляется, что нет. Не может одно преступление (ч. 3 ст.

135 УК) перерастать сразу в два преступления (может, и больше по числу потерпевших), предусмотренные п. «б» ч. 4 ст. 132 УК.

Нормативные акты: Ст. 132 ч. 4 п. б

Кассационная жалоба на приговор по делу о покушении на изнасилование и совершении насильственных действий сексуального характера

В Московский городской суд

 Подано через Коптевский районный суд г.Москвы

От адвоката Игнатова О.Л., в защиту Г.В.С., ** года рождения

К А С С А Ц И О Н Н А Я  Ж А Л О Б А

на приговор Коптевского районного суда г.Москвы от 11 февраля 2010 года

11 февраля 2010 года Коптевскй районный суд г.Москвы, рассмотрев уголовное дело в отношении Г.В.С., приговорил Г.В.С. признать виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст.30 ч.3,- ст.131 ч.1, ст.132 ч.1 УК РФ и назначил ему наказание по ст.30 ч.3,- ст.131 ч.

1 УК РФ в виде лишения свободы сроком на три года, по ст.132 ч.1 УК РФ в виде лишения свободы сроком на три года. На основании ч.3 ст.

69 УК РФ по совокупности преступлений, применяя принцип частичного сложения, суд окончательно определил ему наказание в виде лишения свободы сроком на три года шесть месяцев с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Считаю приговор Коптевского районного суда г.Москвы от 11.02.2010 года незаконным и необоснованным, по причинам изложенным ниже.

Суд признал Г.В.С. виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст.30 ч.3, ст.131 ч.1 и ст.132 ч.1 УК РФ, т.е.

в совершении покушения на изнасилование и насильственные действия сексуального характера. Полагаю, что осуждение моего подзащитного по ст.30 ч.3, ст.131 ч.1 необоснованно, вина Г.В.С.

в совершении указанного преступления не доказана, в связи с чем, приговор подлежит изменению.

Вывод о виновности Г.В.С. в совершении преступления, предусмотренного ст.30 ч.3,- ст.131 ч.1, то есть в совершении покушения на изнасилование, суд сделал на основании следующих доказательств:

— показаний потерпевшей о том, что Г.В.С. пытался сбить её с ног, повалить на пол в душевой кабинке;

— мнения потерпевшей о том, что её хотели изнасиловать, которая показала следующее: «Если бы она не оказала достаточного сопротивления Г.В.С., то он изнасиловал бы её, поскольку был очень агрессивно настроен, глаза у него были «бешенные» и в помещении душевой, находящейся в подвале  дома, больше никого не было и помочь ей никто бы не смог».

Иных обоснований, того что Г.В.С. имел намерение совершить изнасилование потерпевшей, суд в приговоре не приводит.

 Из приговора суда следуют абсурдные выводы:

— на полу кабинки совершить насильственные действия сексуального характера совершить невозможно, а можно только совершить изнасилование;

— если бы у Г.В.С. были бы «добрые» глаза и в подвальном помещении  был бы кто-либо еще, то его действия были бы направлены только на совершение насильственных действий сексуального характера, а не на изнасилование.

Таким образом, суд принял решение о виновности Г.В.С.  в совершении  преступления, предусмотренного ст.30 ч.3,- ст.131 ч.1 УК РФ только на основании предположения, о том, что Г.В.С. совершил бы изнасилование потерпевшей, если бы ему удалось её свалить с ног на пол и мнения потерпевшей  о том, что её хотели изнасиловать, основанном на том, что у Г.В.С. были «бешенные» глаза.

Г.В.С. в судебном заседании признал себя виновным, в совершении преступления, предусмотренного  п.1 ст.132 УК РФ, при этом  категорически утверждал, что целью его действий было только совершение насильственных действий сексуального характера, совершать изнасилования потерпевшей он не собирался.

В п.5 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 25 марта 1964 г.

N 2 «О судебной практике по делам об изнасиловании» (с изменениями и дополнениями) указано: «… необходимо отличать покушение на изнасилование от насильственных действий сексуального характера, а также покушений на преступления, предусмотренные статьями 131 и 132 УК РФ, от оконченных преступлений, подпадающих под иные статьи УК РФ, предусматривающие ответственность за преступления против здоровья, чести и достоинства личности». Таким образом, для правильной квалификации действий Г.В.С. суду надлежало  выяснить цель действий Г.В.С. Из показаний Г.В.С. следует, что его целью было совершение только насильственных действий сексуального характера с потерпевшей. Каких-либо иных целей он не преследовал. Совершать изнасилование потерпевшей он не собирался. Г.В.С. никаких конкретных действий, направленных на совершение изнасилования потерпевшей не совершал. В материалах дела отсутствуют какие-либо объективные доказательства, свидетельствующие о том, что умысел обвиняемого был направлен именно на совершение преступления, предусмотренного ст. 131 УК РФ.

В соответствии с п.1ст.379 УПК РФ, основанием для отмены или изменения судебного решения в кассационном порядке является несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, в том числе в случае, когда выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании.

В п.4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г.

N 1 «О судебном приговоре»,  указано следующее: «обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана.

В связи с этим судам надлежит исходить из того, что обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены.»

В судебном заседании не было опровергнуто утверждение Г.В.С. о том, что он не собирался совершать изнасилование потерпевшей. Приговор суда в части признания Г.В.С. в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.30, ч.1 ст.131 УК РФ полностью основан на предположениях, что идет в разрез с действующим законодательством и судебной практикой.

Кроме того, считаю наказание, назначенное Г.В.С. несправедливым вследствие чрезмерной суровости.

Суд не в полной мере учел обстоятельства, характеризующие личность Г.В.С., который ранее к уголовной ответственности не привлекался, признал вину в совершении преступления, раскаялся и возместил потерпевшей причиненный вред в размере 100000 рублей. Мнение потерпевшей о том, что Г.В.С. не должно быть назначено мягкое наказание суд также проигнорировал.

В связи с вышеизложенным, на основании ст.378, 383 УПК РФ,

ПРОШУ:

  1. Изменить приговор Коптевского районного суда г.Москвы от 11.02.2010 года в отношении Г.В.С., оправдав его в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.30, ч.1 ст.131 УК РФ;
  2. Снизить назначенное Г.В.С. наказание, применив ст.64 и ст.73 УК РФ.

Адвокат _______________ Игнатов О.Л.

Образец кассационной жалобы

107076, Москва, Богородский вал, д. 8

В Президиум Московского городского суда

По уголовному делу № _________ по обвинению  Иванова Иван Ивановича  в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 3 ст. 228.1; ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ.

                                                           КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА

                на приговор Симоновского районного суда г. Москвы от _________ г. в отношении Иванова И.И.

01.13.2015 г. Симоновским районным судом г. Москвы (председательствующий федеральный судья ___________)  вынесен приговор в отношении Иванова И.И.  (далее —  Приговор суда), согласно которому ему назначено следующее наказание: по п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ сроком на 8 (восемь) лет  лишения свободы; по ч. 1 ст.

30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ сроком на 8 (восемь) лет лишения свободы; по совокупности совершенных преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний Иванову И.И.

назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 8 (восемь) лет 6 (шесть) месяцев, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

02.14.2016 г. апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда Приговор оставлен без изменения, аппеляционная жалоба адвоката – без удовлетворения.

Защита полагает данный Приговор и Апелляционное определение Московского городского суд незаконным, необоснованным и подлежащим отмене по основаниям, предусмотренным ст. 401.15 УПК РФ.  В ходе рассмотрения данного уголовного дела были допущены существенные нарушения уголовного и уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Приговор основан на двух эпизодах, в каждом из которых судом были допущены нарушения, искажающие саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия, а также иные нарушения, которые лишили участников уголовного судопроизводства возможности осуществления гарантированных законом прав на справедливое судебное разбирательство на основе принципа состязательности и равноправия сторон либо существенно ограничили эти права, так как такое лишение либо такие ограничения повлияли на законность приговора (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 января 2014 г. N 2 «О применении норм главы 47.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде кассационной инстанции»).

  1. 1.По первому эпизоду, согласно Приговору«…он (Иваонв И.И.) примерно ___________ 08 декабря 2015 годка, реализуя свой преступный умысел, согласно ранее достигнутой договоренности с ранее знакомой Петровой И.И., о сбыте последней …наркотического средства, находясь в салоне автомобиля «Мерседес Бенц Е200»…, припаркованного напротив д. 1 по ул. ____________, сбыл Петровой И.И.путем продажи не менее пяти свертков с порошкообразным веществом, массой соответственно: первый сверток не менее 0,77 грамма, второй сверток не менее 0,85 грамма, третий сверток не менее 0,91, четвертый сверток  не менее 0,94 грамма, пятый сверток не менее 1,00 грамма, общей массой не менее 4,47 грамма, которое согласно заключению эксперта ЭКЦ УВД по ЗАО ГУ МВД России по г. Москве № 5131 от 31.12.2014 года содержит в своем составе наркотическое средство – кокаин, что согласно Постановлению Правительства РФ от 01 октября 2012 года № 1002 «Об утверждении значительного, крупного и особо крупного размеров для растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, для целей статей 228, 228.1, 229, 229.1 Уголовного кодекса Российской Федерации» является значительным размером.

            В дальнейшем, в 23 часа 00 минут 08 декабря 2014 года, Петрова И.И., возле корп. 1 д. 16 по ул. _______ в г. Москве, находясь в автомобиле «Мерседес Бенц Е200»…, была задержана сотрудниками полиции и доставлена в отдел МВД России по району ___________ г. Москвы….

, где в ходе личного досмотра, произведенного сотрудником полиции в присутствии двух понятых в период времени с 02 часов 00 минут до 02 часов 25 минут 09 декабрь 2014 года, у нее (Петровой И.И.

) в левом боковом кармане одетой на нее куртки были обнаружены и изъяты пять свертков с порошкообразным веществом, массой соответственно: первый сверток не менее 0,77 грамма, второй сверток не менее 0,85 грамма, третий сверток не менее 0,91, четвертый сверток  не менее 0,94 грамма, пятый сверток не менее 1,00 грамма, общей массой не менее 4,47 грамма, которое согласно заключению эксперта ЭКЦ УВД по ЗАО ГУ МВД России по г. Москве № 5131 от 31.12.2014 года содержит в своем составе наркотическое средство – кокаин.

            Таким образом, он (Иванов И.И.) совершил незаконный сбыт порошкообразного вещества, содержащего в своем составе наркотическое средство – кокаин,  массой не менее 4,47 грамма, что является значительным размером».

ü    Судом нарушены положения п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК РФ, согласно которым, показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности. Согласно Приговору вина Иванова И.И.

подтверждается свидетелями А……. Е.Ю. (т. 1 л.д. 89-91), П…… Н.С., В……… (т. 1 л.д. 92-94, 97-99). Свидетели высказывали исключительно домыслы, так как при обстоятельствах, являющихся предметом судебного разбирательства, лично не присутствовали и владеют лишь информацией, полученной от Петровой И.И.

Указанные свидетели, в частности, не присутствовали при передачи наркотических средств от Иванова И.И. Петровой И.И. При надлежащей оценке показаний вышеуказанных свидетелей, суд выяснил бы, что их показания связаны с изъятием вышеуказанных наркотических средств у Петровой И.И.

, и никакого отношения к Иванову И.И. не имеют.

ü     Судом нарушены положения ч. 4 ст. 14 УПК РФ, согласно которым,  обвинительный приговор не может быть основан на предположениях. Так, согласно Приговору (с. 8 Приговора) свидетель М…… заявил: «…С…… , созвонился с Ивановым И.И.

, договорился о приобретении пяти свертков наркотического средства – кокаин, при этом в разговоре С…. говорил о предметах обихода, дословно фразы, произнесенные С….., он повторить затрудняется, но с уверенностью может сказать, что в данном разговоре произносилось число пять».

Судом данные показания трактованы как договоренность между двумя лицами о сбыте пяти свертков наркотических средств. При этом, Приговор не описывает какие-либо выводы суда в части данных показаний, а лишь намекает, что данный разговор имел место быть и является доказательством вины Иванова И.И.

Однако данное произвольное толкование, не основанное на иных реальных доказательствах, является домыслом и предположением суда, не основанном на реальных фактах.

ü    Судом нарушены положения ч. 1 ст. 297 УПК РФ, согласно которым Приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым. Так, согласно Приговору (с. 14 Приговора):  «Что касается показаний допрошенного в настоящем судебном заседании свидетеля С…., согласно которым 09 декабря 2015 года он не созванивался с Ивановым И.И.

и не договаривался с ним о сбыте свидетелю Петровой И.И. наркотических средств, также ему ничего не известно о причастности Иванова И.И. к незаконному сбыту наркотических средств, то суд не может принять их во внимание, поскольку они полностью опровергаются показаниями свидетелей Петровой И.И. и М…, признанные судом достоверными».

Обоснованность Приговора предполагает – по каким критериям суд принимает те или иные доказательства, и отвергает другие. Суд в Приговоре не разъяснил, в связи, с чем суд не принимает во внимание показания беспристрастного свидетеля С……– не находящегося с подсудимым в каких-либо родственных связях и доверяет показаниям Петровой И.И.

(лицом наркозависимым).

ü    Судом нарушены положения ч. 1 ст. 5 УК РФ, согласно которым, лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина. Иванов И.И. с момента своего задержания своей вины не признавал и предоставлял следствию показания.

Не изменилась его позиция и в суде. Единственным доказательством т.н. вины Иванова И.И. являются показания Петровой И.И. (с. 4-5 Приговора, т. 1 л.д. 126-131, т. 2 л.д. 5-9, 245-250). Суд не разъяснил, по каким критериям он доверял данным показаниям. Петрова И.И. является наркозависимым лицом.

В частности, она указала, что: «…на протяжении года она употребляет наркотическое вещество – кокаин, который приобретает у различных знакомых…». Кроме того, Петрова И.И. является лицом, совершившим преступление в сфере оборота наркотических средств (с. 11 Приговора – Приговор __________ районного суда г. Москвы). Показания данного т.н.

свидетеля являются способом уклониться, либо смягчить свою уголовную ответственность, давая показания на невиновного человека. Петрова И.И. в своих показаниях неоднократно путалась, пыталась ввести следствие в заблуждение. Так, при допросе в качестве обвиняемого 17.12.2014 г. (т. 2 л.д.

5 – 9) она заявила: «Также хочу добавить по факту изъятых у меня свертков, изъятые у меня пять свертков из левого кармана принадлежат мне. По факту изъятого у меня свертка из правого кармана, могу пояснить, что он мне не принадлежит, что мне его подкинул С… при встрече, когда меня обнял, зачем он это сделал, не знаю.

Ранее я об этом не сообщала, так как испугалась после моего задержания и испытывала стресс». И вот показаниям такого свидетеля, путающегося, недоговаривающего, и откровенно сообщающего ложь, суд проявил доверие.

ü    Судом нарушены положения п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ.

Оцените статью
Tatsud.ru
Добавить комментарий