Не заверенные копии заключения эксперта на суде являются действительными?

4 Сентября 2019

Верховный суд (ВС) РФ в своем определении указал нижестоящим судам на то, что нужно не просто принимать на веру результаты представленных обвинением экспертиз, а проводить их тщательный анализ.

По словам адвокатов, на практике судьи действительно формально подходят к оценке таких заключений, на основании которых и строятся многие приговоры.

Не исключено, что данное разъяснение норм закона со стороны ВС потребовалось в связи с передачей следствию права на проведение собственных экспертных действий.

ВС напомнил судьям о необходимости «внимательнее относиться к выводам, сделанным в заключении эксперта, и оценивать их в совокупности с иными доказательствами по делу». В определении указано, что надо сопоставлять выводы эксперта с данными об участниках дела, обстоятельствами и причинно-следственными связями событий.

Советник Федеральной палаты адвокатов (ФПА) РФ Сергей Насонов напомнил, что по действующему законодательству суды должны самостоятельно анализировать и оценивать все виды представленных им доказательств, в том числе и заключения экспертов. Однако на практике эта оценка часто представляет собой согласие с результатом и «констатацию законности процедуры проведения экспертизы».

По словам Насонова, судьи вынуждены анализировать доводы экспертов лишь в случаях «конфликта» экспертиз, когда для основы приговора нужно выбрать одну.

«Вместе с этим суды неохотно соглашаются с дефектами уже имеющихся экспертных исследований и не стремятся назначать новые», – подчеркнул советник ФПА.

Он отметил важность «формирования судебной практики по отмене вынесенных приговоров из-за ненадлежащей оценки этого вида доказательства».

В настоящее время, заметил председатель комиссии по юридической безопасности Ассоциации юристов России Алексей Гавришев, суды бросает в крайности: они либо безоговорочно строят приговоры на основании экспертных заключений, либо вообще не берут их в расчет.

По словам Гавришева, в более чем 85% случаев суды принимают решение лишь на основании результатов представленной им экспертизы, «не разбираясь и не анализируя иные доказательства».

«Это довольно порочная практика, так как ни одно заключение эксперта не застраховано от человеческого фактора – будь то ошибка или меркантильная заинтересованность», – подчеркнул Гавришев.

Член Адвокатской палаты Москвы Александр Иноядов указал на то, что зачастую вызывает сомнения в достоверности и обоснованности и качество самих экспертных исследований, и правильность их оценки в судах. Ведь даже при наличии сомнений судьи далеко не всегда решаются на проведение повторной или дополнительной экспертизы.

«По уголовным делам это более исключение, чем правило», – заметил Иноядов. Также, по его словам, встречаются и факты приобщения к делу заключений с таким обоснованием – мол, «у суда нет оснований сомневаться в выводах эксперта, отсутствии у него заинтересованности в исходе дела и прочее».

В таких условиях, подчеркнул он, говорить о состязательности сторон при рассмотрении дел в судах и не приходится.

Между тем адвокат юридической компании BMS Law Firm Татьяна Пашкевич увидела связь между этим определением ВС и созданием экспертных учреждений в органах Следственного комитета (СК) России.

Она напомнила, что в этом году президент подписал Закон, согласно которому следственная Экспертиза фактически передается в руки самого следствия.

Несмотря на критику, все-таки решено, что до января 2022 года в системе СК должны появиться судебно-экспертные учреждения, которые будут действовать «на основе подчинения нижестоящих сотрудников и руководителей вышестоящим руководителям».

«Зачастую следователи ведут расследования уголовных дел с нарушением норм УПК, нарушают сроки расследования, незаконно возбуждают уголовные дела и незаконно привлекают невиновных лиц к уголовной ответственности.

Самих следователей за подобные деяния к ответственности привлекают редко – как и сотрудников других правоохранительных органов», – подчеркнула Пашкевич.

При этом она напомнила о существовании постановления пленума ВС от 2010 года, в котором говорится: при оценке судом заключения эксперта следует помнить, что «оно не имеет заранее установленной силы, не обладает преимуществом перед другими доказательствами и оценивается по общим правилам в совокупности с другими доказательствами».

Кроме того, служители Фемиды в приговоре должны указать, к каким выводам пришел Эксперт в результате исследования, а не ограничиваться, как это часто бывает, лишь ссылкой на этот документ.

«Суды не всегда руководствуются рекомендациями пленума ВС и формально относятся к обязанности оценить экспертизу по общим правилам совокупности с другими доказательствами», – заявила Пашкевич.

По ее мнению, именно в связи с передачей экспертов следствию ВС, который и сам, вероятно, насторожено отнесся к таким новациям, решил напомнить нижестоящим судам о недопустимости формального подхода.

Не заверенные копии заключения эксперта на суде являются действительными?

Не заверенные копии заключения эксперта на суде являются действительными?

Источник: Независимая газета

Потеряли оригинал документа. Когда суду достаточно копии

Письменные доказательства нужно представлять в суд в подлиннике или в форме надлежащим образом заверенной копии (ч.8 ст.75 АПК). Подлинник нужно представлять в случаях, предусмотренных законом, а также по требованию суда (ч.9 ст.75 АПК).

Однако суд не может считать доказанным факт, подтверждаемый только копией, если утрачен или не передан в суд оригинал документа, а копии не тождественны друг другу и невозможно установить подлинное содержание первоисточника с помощью иных доказательств (ч.

6 ст.71 АПК).

Получается, суд может принять копию только в случае, если у него не возникнет сомнений в ее подлинности, например, когда в материалах дела отсутствуют противоречащие копии документов, оппоненты не возражают относительно содержания копии.

Рассмотрим случаи, когда суд с большей долей вероятности признает копию надлежащим доказательством и не потребует оригинал.

Копия не вызывает сомнений, и нет противоречащих друг другу документов

Если толковать ч. 6 ст. 71 АПК буквально, то копия документа – надлежащее доказательство. Этот подход получил распространение в судебной практике, в том числе Верховного Суда[1], получил подход к оценке копии документа в качестве надлежащего доказательства, основанный на буквальном толковании части 6 статьи 71 АПК РФ.

Суды, принимая надлежащим образом заверенную копию документа, указывают, что если в материалы дела не поступали нетождественные копии доказательства, то представление оригинала не требуется.

В качестве дополнительного подтверждения такого подхода учитывается, что сторона не заявляла ходатайства о фальсификации доказательств в порядке статьи 161 АПК РФ.

Примеры из практики

Судебный акт Мотивировка
Постановление АС Московского округа от 13.02.2015 по делу № А40-23216/2014 Истец обратился в суд о взыскании задолженности из договора субподряда. В обоснование своей позиции взыскатель приложил копии подтверждающих документов. Суд первой инстанции Иск удовлетворил. Апелляционная инстанция решение отменила, сочтя представленные копии документов ненадлежащими доказательствами. Суд кассационной инстанции указал на неправомерность такого подхода, так как истец в обоснование требований представил копии доказательств в форме надлежащим образом заверенных копий, которые ответчиком не оспорены. Каких-либо ходатайств, заявлений о фальсификации, экспертизе недостоверности доказательств, о несоответствии копий документов оригиналам документов в судах первой и апелляционной инстанций не заявлялось. Более того, суд апелляционной инстанции не требовал от истца предоставить оригиналы.
Постановление АС Уральского округа от 08.07.2016 по делу № А60-50886/2015 Суд первой инстанции удовлетворил иск о взыскании предоплаты по договору. Апелляционный суд отказал в удовлетворении требований в связи с представлением ответчиком копии товарной накладной, подтверждающей исполнение договора. Суд кассационной инстанции, оставляя без изменения постановление апелляционной инстанции, указал на то, что суд правомерно принял копию в качестве допустимого и относимого доказательства, так как копия накладной относится к спорному договору, содержит все необходимые реквизиты. Иные копии накладной, отличающиеся по своему содержанию от копии, представленной ответчиком, в материалы дела не представлены.
Постановление АС Московского округа от 29.03.2017 по делу № А41-27575/2016 Суды, отказывая в удовлетворении иска о взыскании денежных средств, исходили из того, что истец не выполнил требования, указанные в определениях суда первой инстанции о предоставлении на обозрение суда оригиналов документов в обоснование исковых требований, в связи с чем пришли к выводу о недоказанности истцом наличия задолженности. Суд кассационной инстанции отправил дело на новое рассмотрение в связи с тем, что законом не предусмотрены процессуальные последствия в виде отказа в удовлетворении иска в связи с неисполнением судебных определений. Ответчики возражений не заявляли, в судебные заседания не явились, документов, противоречащих копиям, не представили. Реальная процессуальная необходимость, обусловленная положениями закона, в истребовании у истца оригиналов документов фактически у суда отсутствовала. Соответственно, суды неправомерно оставили без удовлетворения заявленные исковые требования со ссылкой на их недоказанность исключительно ввиду наличия в материалах дела только копий документов и непредставления их оригиналов.
Постановление АС Волго-Вятского округа от 16.10.2017 по делу № А17-7540/2016 Суд кассационной инстанции указал, что отсутствие в материалах дела подлинников документов не является основанием для отмены обжалуемых судебных актов, так как представленные копии документов заверены надлежащим образом. Доказательств того, что представленные копии документов не соответствуют оригиналам документов либо имеется копия документа, содержание которой не соответствует копии, представленной истцом, ответчик не представил.

Противоположная сторона признает либо не оспаривает содержание копии

Законом предусмотрено, что в случае подтверждения стороной обстоятельств, на которых другая сторона основывает свои требования или возражения, освобождает другую сторону от необходимости доказывания таких обстоятельств[2].

Такое признание возможно оформить в виде соглашения сторон, приобщаемого к материалам дела, либо занесения арбитражным судом подтверждения обстоятельств в протокол заседания, что удостоверяется подписями сторон в протоколе.

Предусмотрена также возможность одностороннего изложения признания в письменном виде.

Например, в рамках одного из дел по банкротству физического лица[3] финансовый управляющий оспаривал сделку должника по продаже земельных участков.

При этом в материалы дела не были представлены ни оригинал, ни копия указанного договора.

Однако суд установил, что Договор купли-продажи действительно заключался, так как стороны подтвердили указанный факт, что было занесено в протокол судебного заседания и подтверждается соответствующими подписями сторон.

Когда суды применяют это правило, они исходят из обязательного соблюдения формальных требований.

Например, в деле № А15-3603/2015 стороны не представили кредитный договор в материалы дела, однако представитель ответчика неоднократно устно признавал подписание кредитного договора и наличие задолженности.

Суды сочли устное подтверждение заключения договора достаточным основанием для признания наличия долга у ответчика. Однако впоследствии Ответчик заявил об ошибочности первоначального заявления.

Суд кассационной инстанции, отменяя судебные акты нижестоящих инстанций, указал на то, что, хотя ответчик и признал устно наличие договора, впоследствии такое заявление было отозвано, а фиксация таких заявлений в протоколе судебного заседания не была произведена. Следовательно, суды пришли к преждевременному выводу об освобождении истца от обязанности доказывания обстоятельств.

Заключение соглашения об обстоятельствах, а также занесение признания в протокол не дают гарантии, что в ходе рассмотрения дела не потребуется оригинал документа. Стороны не лишены права заявить об ошибочности своей позиции, что следует из пункта 14 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22.12.

2005 № 99 «Об отдельных вопросах практики применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации». Таким образом, суды неправомерно освободили банк от бремени доказывания факта заключения кредитного договора и получения ответчиком спорной суммы.

После такого заявления суд обязан оценить доказательства, в том числе такое заявление, по общим правилам оценки доказательств.

Анализ судебной практики показал, что данные нормы достаточно редко применяются, что логично, так как стороны, доведя спор до стадии судебного разбирательства, как правило, не намерены упрощать оппоненту процесс доказывания.

Копию документа заверил Нотариус

По общему правилу не требуется доказывать обстоятельства, подтвержденные нотариусом при совершении нотариального действия. Исключением из данного правила являются случаи, когда нотариальный акт был отмене либо когда подлинность такого документа опровергнута в рамках проверки заявления о фальсификации доказательств в порядке статьи 161 АПК РФ[4].

Суды, принимая нотариально заверенные копии письменных доказательств, оценивают такие копии наряду с другими доказательствами, при этом подлинность под сомнение не ставится, если стороны не заявили о фальсификации доказательства, так как нотариальное удостоверение документа означает, что оригинал тождественен копии во всех его частях. Данный подход нашел свое отражение и в судебной практике[5].

Когда суд потребует подлинник документа?

Как следует из судебной практики, истребование оригинала является правом, а не обязанностью суда[6]. При этом суд может запросить оригинал в любой ситуации, даже если не представлена нетождественная копия. Таким образом, в сфере представления доказательств существует высокая степень усмотрения суда.

Суды могут руководствоваться положениями статьи 65 АПК РФ, которая предусматривает, что каждая сторона обязана доказать обстоятельства, на которые ссылается.

В случае непредставления оригинала документа, копия которого представлена в материалы дела, суд может усомниться в достоверности данной копии, так как копия, по общему правилу, должна изготавливаться при наличии оригинала у стороны.

Что делать, если суд требует оригинал?

В случае отсутствия подлинника доказательства необходимо дать объяснения суду относительно того, почему представление оригинала невозможно[7].

В любом случае суд не может отказать в приобщении копии к материалам дела, если только такой документ явно не относится к материалам дела. Копия документа будет оцениваться по общим правилам статьи 71 АПК РФ. Отсутствие оригинала не означает, что суд обязательно критически отнесется к копии.

Для подтверждения своей позиции сторона может представить дополнительные доказательства, которые прямо или косвенно содержат необходимые сведения. Например, возможно предъявление первичных документов, платежных поручений, банковских выписок и иных.

То есть любых относимых и допустимых доказательств, которые могут в совокупности подтвердить позицию стороны. Данная позиция также нашл свое отражение в пункте 10 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 3 (2015), утвержденного Президиумом ВС РФ 25.11.2015.

Суд указал, что при непредставлении истцом письменного договора займа или его надлежащим образом заверенной копии вне зависимости от причин (в случаях утраты, признания судом недопустимым доказательством, исключения из числа доказательств и т.д.

) истец лишается возможности ссылаться в подтверждение договора займа и его условий на свидетельские показания, однако вправе приводить письменные и другие доказательства, в частности расписку заемщика или иные документы.

Примеры из практики

Судебный акт Мотивировка
Постановление АС Восточно-Сибирского округа от 26.04.2017 по делу № А33-1805/2016 Суды, рассматривая спор о взыскании задолженности по тепловой энергии, установили, что у ответчика имеются основания для заявления встречных требований, которые были подтверждены копиями отчетов по учету тепловой энергии, справками о количестве потребленной тепловой энергии. Кассационная инстанция указала на то, что копии документов приняты судами правомерно, так как позиция ответчика также подтверждается совокупностью иных доказательств, в частности актами зачета однородных требований, товарными накладными и прочими документами.
Постановление АС Волго-Вятского округа от 26.09.2017 по делу № А43-13315/2016

Копии документов как доказательства в суде

16 июн 2016

Обратите внимание, материал старше 2-х лет. Актуальность выводов уточняйте у автора

В законодательстве РФ достаточно четко определено, как рассматриваются копии документов, предоставляемых в суд как доказательство в письменной форме: «Письменные доказательства могут быть предоставлены в арбитражный суд в подлиннике или в виде надлежаще заверенной копии» (ст. 75 Арбитражного процессуального кодекса РФ). Буквально трактуя данную норму, можно сделать вывод, что если у заинтересованного лица нет на руках оригинала необходимого документа, он может предъявить суду его копию, заверенную надлежащим образом.

Но на деле все получается не совсем так. Изучение судебной практики позволяет сделать вывод о том, что дубликаты документов могут заверяться исключительно тем лицом, у которого есть в наличии их подлинники.

При этом если у суда возникли сомнения в достоверности заверенной по всем правилам копии, он имеет право потребовать предъявления оригинала. В этом случае сторона, предоставившая для доказательства копию без наличия подлинника, несет все возможные процессуальные риски. Копия в данном случае может быть не приобщена судом к доказательствам по делу.

Факт не может считаться доказанным, если в его подтверждение была предъявлена лишь копия, а подлинный документ утерян или не был приложен (ч.6 ст. 71 АПК РФ). Суд может не приобщить копию в качестве доказательства к делу, при одновременном наличии двух условий, если:

— Копии одного и того же документа, предоставленные двумя сторонами, различны.

— Отсутствуют другие доказательства, по которым можно было бы установить истинное содержание подлинника.

Как подтвердить содержание документа или обстоятельство, имеющее юридическое значение?

В первую очередь стоит выделить, что именно нуждается в подтверждении. В зависимости от желаемого результата действовать рекомендуется двумя способами.

— В первом случае требуется установить в деталях, что именно содержал документ. К примеру, какой-то определенный пункт контракта. Для этого необходимо подобрать документы, которые могли бы подтвердить содержание копии, предъявленной суду.

Такими могут выступать переписка двух сторон, или же копия оригинала из более надежного источника. К примеру, копии из банка или налоговой службы.

В реестровых делах государственных органов часто имеются документы, на основании которых были внесены соответствующие данные в реестр.

— Во втором случае доказать нужно обстоятельство, которое значимо с юридической точки зрения. Например, факт оказания услуг исполнителем. Тогда потребуется предъявить документы, которые могли бы подтвердить сам факт, а не содержание имеющейся копии. Это могут быть видеозаписи, снятые камерой видеонаблюдения, заключение экспертизы, показания свидетелей.

Какую стратегию выбрать и какие документы целесообразнее будет подготовить, зависит во многом от позиции второй стороны и особенностей рассматриваемого дела.

В каких случаях предъявление оригинала документа не обязательно:

— Если истец и ответчик согласны с фактами, которые изложены в копии документа, то суд может и не потребовать предъявления оригинала. Но признание сторон должно быть подано в письменном виде, составленное по установленному образцу (ст. 70 АПК РФ). Его внесут в протокол или прикрепят к материалам дела.

Суд может считать обстоятельства признанными, если другая сторона не опровергает их и по другим документам не найдено несоответствий с содержанием копии (ч.3.1 ст.70 АПК РФ).

— Если оригинал документа он фигурировал в другом деле и был к нему прикреплен. Например, ответчик подтверждает факт оплаты товара истцом копией квитанции к приходному кассовому ордеру. Заверена она по установленной форме самим ответчиком.

В этом случае суд признает копию доказательством, не требует предоставления оригинала и принимает решение о подтверждении факта оплаты истцом товара или услуг.

Причиной для такого решения служат сразу два обстоятельства: оригинал квитанции ранее был принят судом как доказательство по другому делу, а истец не предъявил суду подлинник документа или документы, нетождественные с дубликатом, предъявленным ответчиком.

Доказательства юридически значимого обстоятельства:

Если ни одна из сторон не имеет возможности предоставить оригиналы документов, подтверждающих какой-либо факт, суд не признает его действительным. В этом случае требуется найти другие документы, которые могли бы его подтвердить.

Например, если требуется доказать факт поставки товара, но оригинал накладной отсутствует, сделать это можно, предоставив суду выписку из учетной книги продаж или же квитанцию об оплате НДС за проведенную операцию, которые наряду с другими доказательствами (в том числе, перепиской сторон) могут подтвердить реальность поставки товара.

В любом случае, очевидно, что если отсутствует оригинал какого-либо документа не стоит пренебрегать квалифицированной юридической помощью, которая будет максимально полезна не позднее этапа подготовки документов к суду и формированию позиции по делу.

Общие вопросы по судебной экспертизе

Эксперт — это лицо, обладающее специальными познаниями в области науки, искусства или ремесла и привлекаемое к делу судом, следствием или органами дознания.Согласно процессуальным нормам экспертом может быть любое лицо, обладающее специальными познаниями в конкретной области.

Специалист — одно из лиц, участвующее в уголовном, административном, гражданском, арбитражном процессе. Согласно нормам процессуального права специалист является лицом обладающим специальными познаниями и привлекаемый к участию в деле с целью оказания помощи суду (например консультации).

К помощи специалиста могут прибегнуть любые участники процесса, в том числе для написания внесудебного исследования, которое затем после подачи ходатайства одной из сторон может быть приложено к материалам дела.

На практике отличие эксперта от специалиста является сугубо процессуальным и означает то, кем лицо было привлечено к участию в деле — если судом, следователем или дознавателем, то оно будет называться экспертом, если одной из сторон, то специалистом.

Несмотря на то, что в ряде законодательных актов, например в постановлении правительства РФ от 24.04.2003 № 238 «Об организации независимой технической экспертизы транспортных средств» упоминается государственный реестр экспертов, на сегодняшний день такой реестр не существует.

В соответствии с действующим законодательством, проведение экспертизы может быть поручено судебно-экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам (ст. 79 ГПК РФ, ст.

199 УПК РФ), причем судебная экспертиза производится как государственными судебными экспертами, так и иными экспертами из числа лиц, обладающих специальными знаниями (ст. 195 УПК РФ).

«К иным экспертам из числа лиц, обладающих специальными знаниями, относятся эксперты негосударственных судебно-экспертных учреждений, а также лица, не работающие в судебно-экспертных учреждениях.

Под негосударственными судебно-экспертными учреждениями следует понимать некоммерческие организации (некоммерческие партнерства, частные учреждения или автономные некоммерческие организации), созданные в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации и Федеральным законом «О некоммерческих организациях», осуществляющие судебно-экспертную деятельность в соответствии с принятыми ими уставами» (Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2010 г. №28 «О судебной экспертизе по уголовным делам»).

В соответствии с законодательными актами, деятельность негосударственных экспертных организаций может осуществляться без получения соответствующей лицензии, а оказываемые ими Услуги не подлежат сертификации. В соответствии с Федеральным Законом от 08.01.01 № 128 – ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности», экспертная деятельность не подлежит лицензированию.

Несоблюдение экспертом требований производства экспертизы и оформления экспертного заключения

Очень часто в условиях современной действительности для разрешения спора по существу приходится обращаться к специальным познаниям в той или иной области, назначать судебную экспертизу по делу.

В сфере корпоративных правоотношений покой общества нарушают конфликты его учредителей (участников), которые любыми путями стараются перетянуть контроль над  обществом на себя. Ко мне обратился генеральный директор Общества, к которому был предъявлен иск о признании недействительным решения общего собрания участников.

Суть требований была очень проста – истец ссылался на то, что в спорном собрании участия не принимал и, соответственно протокол общего собрания не подписывал. Позиция генерального директора Общества была прямо противоположной.

Распределение долей в уставном капитале Общества на момент проведения спорного собрания и рассмотрения иска в суде было следующим – 20% у истца и 80% у второго участника, который и был назначен генеральным директором Общества. Для разрешения вопроса — истцом или иным лицом выполнено изображение подписи М.

в спорном протоколе общего собрания, судом, по ходатайству истца, была назначена судебная почерковедческая экспертиза. В суд поступило заключение эксперта, которое не было экспертом подписано.

Отсутствие подписи эксперта в заключении, а так же иные недостатки как Определения суда о назначении экспертизы, так и поступившего в суд экспертного заключения, дали основания для постановки перед судом ходатайства о назначении повторной судебной почерковедческой экспертизы в другом экспертном учреждении.

Суду были приведены следующие доводы:

«В связи с тем, что проведение экспертизы было назначено в негосударственном экспертном учреждении то, согласно положению 3 Постановления Пленума Высшего Арбитражного суда РФ от 20 декабря 2006 г. №66 суд, в определении о назначении экспертизы, должен указать не только наименование негосударственного экспертного учреждения, но и фамилию, имя, отчество эксперта, сведения о его образовании, специальности, стаже работы и занимаемой должности.

После ознакомления с представленным заключением можно сделать вывод о том, что представленное заключение не может быть признано доказательством по настоящему делу, поскольку не соответствует требованиям Федерального закона от 31.05.2001 г. №73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности».

Так, экспертное заключение не подписано экспертом, что противоречит ст. 25 ФЗ №73, а так же ст. 86 АПК РФ.

Эксперту не разъяснены права, предусмотренные ст. 55 АПК РФ, эксперт не дал подписку об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения эксперта по ст. 307 УК РФ.

В противоречии ст. 25 ФЗ №73 почерковедческое исследование не содержит сведений о стаже работы лица, производившего исследование, в области судебных почерковедческих экспертиз.»

Судом ходатайство ответчика было удовлетворено, по делу назначена повторная судебная почерковедческая экспертиза и технико-криминалистическая экспертиза. Основанием для назначения технико-криминалистической экспертизы послужил тот факт, что оригинал спорного Протокола, представленный из материалов регистрационного дела, явно отличался от представленной истцом копии, которая была получена им так же из материалов регистрационного дела. Фамилии экспертов, которым суд поручил проведение экспертизы, были перечислены в определении суда через запятую. Долгое время заключение не поступало в суд. Суд неоднократно направлял запросы в экспертную организацию с целью выяснения обстоятельств такой длительной задержки. В итоге, экспертная организация ответила, что заключение давно выполнено и направлено в адрес суда, посредством курьерской почты. В адрес суда оригинал заключения так и не поступил. Одновременно с ответом на судебный запрос, экспертная организация направила в адрес суда копию экспертного заключения, а точнее заключение, выполненное вновь, но без предоставления образцов для исследования.

  • После ознакомления с материалами дела позиция ответчика по спору сводилась к следующему (доводы, касающиеся оформления документа):
  • «Копия экспертного заключения выполнена с грубыми нарушениями действующего законодательства (№ 73-ФЗ « О государственной судебной экспертной деятельности»), а также ст. 55, 82, 83, 84, 86 АПК РФ и не может являться надлежащим доказательством по делу в связи со следующим:
  • Действующее законодательство не предусматривает такой порядок предоставления судебной почерковедческой экспертизы, как «копия заключения эксперта».

В представленном в суд за подписью эксперта П. материале не указано, кто именно заверил данную копию, материалы заключения не прошиты и не пронумерованы.

На листах копии заключения отсутствует круглая печать экспертной организации и подпись руководителя организации, которой Определением АС города Москвы от …2012 г. было поручено проведение двух – почерковедческой и технико-криминалистической — экспертиз.

Нет также никаких разъяснений относительно того, почему не было выполнено Определение АС от …2012 г. и заключение проводил один, а не два, как указано в Определении суда эксперта.

Эксперту, подписавшему копию заключения, — П. — не были разъяснены права и обязанности эксперта, предусмотренные ст. 55 АПК РФ. В «Подписке эксперта» имеется ссылка на ст. 82 АПК РФ. Но данная норма не содержит никаких указаний на права и обязанности эксперта.»

Подтверждение направления заключения в суд экспертным учреждением не представлено. Оригиналы документов, переданных экспертному учреждению, фактически утрачены. Помимо недостатков почерковедческого и технико-криминалистического исследования, в обосновании своей позиции по делу, ответчик ссылался и на иные доказательства, в том числе на пропуск истцом срока исковой давности. В удовлетворении требований истца было отказано, корпоративный спор был разрешен в пользу ответчика.

Апелляционная и кассационная инстанции оставили решение суда без изменения.

Заключение эксперта: требования к оформлению и типичные ошибки

Заключение эксперта, как известно, является важным доказательством по делу, поэтому к нему законодательством предъявляется ряд требований, соблюдение которых экспертом обязательно.

Во-первых, стоит отметить, что согласно ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (далее по тексту – ФЗ «О ГСЭД»), заключением эксперта является письменный документ, в котором отражены ход проведенного экспертом исследования и полученные результаты.

Таким образом, в случае назначения судом, следствием или органом дознания судебной экспертизы, документ, подготовленный экспертом по результатам проведенного им исследования должен носить наименование «Заключение эксперта», а не «Экспертное заключение», «Экспертиза» или как позволит фантазия у эксперта.

При этом данное требование не относится к внесудебному исследованию, подготовленному на основании обращения физического или юридического лица специалистом, а не экспертом.

Основные требования, предъявляемые законодательством к оформлению заключения эксперта, изложены в ст. 25 ФЗ «О ГСЭД». В данной статье перечислены сведения, которые обязательно должны быть указаны в заключении эксперта. Рассмотрим каждое из них.

1) «время и место производства судебной экспертизы».

Данное требование предусматривает отражение в заключении времени начала и окончания проведения исследования, при этом считается вполне допустимым указание не часов и минут, когда эксперт приступил к работе и окончил таковую, а точной даты.

Требование статьи 204 УПК РФ более подробно, в соответствии с ним в заключении указывается «дата, время и место производства судебной экспертизы», т.е. считается обязательным указанием как точной даты начала и завершения экспертных работ, так и соответствующего времени.

В качестве места производства экспертизы указывается место проведения осмотра объекта исследования, если такое было осуществлено, а также место проведения основного исследования. То есть в заключении рекомендуется пояснить, где и в какое время был осуществлен осмотр, а где и в какое время проведено основное исследование и даны выводы.

В качестве типичной ошибки стоит упомянуть, что некоторыми экспертами указывается только время и место проведения осмотра исследуемого объекта, полагая, что вся экспертиза проводится именно во время осмотра.

Данное суждение ошибочно, так как осмотр является составляющей экспертизы, а при указании времени проведения осмотра в качестве времени начала и окончания производства экспертизы, эксперт вводит суд и участников процесса в заблуждение, полагающих, что все исследование было подготовлено в течение одного-двух дней, сколько чаще всего длится осмотр объекта исследования.

При этом в суде может возникнуть вопросы: как за такой короткий срок могло быть подготовлено объемное заключение или почему данное заключение было отправлено через месяц-два после окончания исследования?

2) «основания производства судебной экспертизы».

Основанием производства экспертизы может являться Определение суда или постановление суда, следователя, дознавателя о назначении судебной экспертизы, которое поступает в экспертное учреждение вместе с материалами дела. Сведения именно об этом документе должны быть отражены при составлении заключения эксперта, включая дату вынесения данного документа.

3) «сведения об органе или о лице, назначивших судебную экспертизу». Данный пункт требует указания наименования суда и Ф.И.О. судье, если экспертиза назначена судом, или Ф.И.О. следователя или дознавателя, если экспертиза назначена ими.

4) «сведения о государственном судебно-экспертном учреждении, об эксперте (фамилия, имя, отчество, образование, специальность, стаж работы, ученая степень и ученое звание, занимаемая должность), которым поручено производство судебной экспертизы».

Данный пункт, видимо, является наиболее трудновыполнимым, так как сведения, описанные в нем, чаще других забывают отразить эксперты в своих заключениях.

Сведения о судебно-экспертном учреждении часто бывают ложными, например, указанное наименование организации не соответствует наименованию, отраженному в уставе организации и едином государственном реестре юридических лиц. В сведениях об эксперте иногда фигурируют инициалы вместо имени и отчества, что находится в противоречии с данными требованиями.

Сведения об образовании эксперта часто бывают скупы, например, отражается только наличие высшего образование, что обоснованно вызывает сомнение в компетентности эксперта. Ложность сведений об образовании также встречается нередко, например, напротив специальности некоторые эксперты пишут «инженер-механик», что является квалификацией.

В связи с изложенным, настоятельно рекомендуется экспертам изучить документы, подтверждающие наличие у них необходимого образования и излагать в точном соответствии с формулировками, указанными в данных документах.

При отражении сведений о стаже работы нередко путаются понятия «стаж экспертной работы» и «стаж работы по специальности», ведь экспертной деятельностью многие лица начинают заниматься спустя продолжительного или непродолжительного времени работы в другой профессии, чаще всего близкой к экспертной специальности.

Указание общего стажа работы или стажа работа по специальности в графе «стаж экспертной работы» является нарушением и сообщением ложной информации об эксперте, вводящей суд, следствие или дознание в заблуждение. Рекомендуется в заключении эксперта указывать как стаж экспертной работы, так и стаж работы по специальности, если данная специальность находится в какой-либо связи с видом или родом проводимой экспертизы. Сообщение данных сведений позволит получить суду наиболее полную картину о компетенции эксперта.

5) «предупреждение эксперта в соответствии с законодательством Российской Федерации об ответственности за дачу заведомо ложного заключения». Перед проведением исследования эксперт предупреждается руководителем экспертного учреждения по ст.

307 УК РФ об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, о чем дает соответствующую подписку, причем данная подписка должна быть дана до того момента, когда эксперт приступил к работе.

Типичной ошибкой является предупреждение эксперта о данной ответственности уже после начала исследования, и уже тем более после его завершения.

6) «вопросы, поставленные перед экспертом или комиссией экспертов». Вопросы, поставленные следствием, дознанием или судом на разрешение эксперта, указываются в точном соответствии, как они были сформулированы лицом или органом, назначившем экспертизу.

Хоть процессуально право переформулировки, корректировки вопросов эксперту не предоставлено, считается допустимым, если эксперт сформулирует вопрос в редакции, более понятной не только для него, но и для суда и участников процесса, которая позволит получить более четкий и категорический ответ на поставленный эксперту вопрос. Но при этом эксперт обязательно должен отразить в заключении вопрос в первоначальной редакции, дабы не вводить лиц, ознакамливающихся с заключением, в заблуждение, будто вопрос в данной трактовке был сформулирован судом. Также рекомендуется пояснить в заключении причину такой переформулировки.

7) «объекты исследований и материалы дела, представленные эксперту для производства судебной экспертизы».

Эксперт описывает представленные ему на исследование материалы, включая количество томов и листов дела, что позволит в дальнейшем оценить, все ли необходимые материалы были представлены судом. Здесь же указывается представленный объект исследования.

Подробное описание представленного объекта, включая индивидуализирующие признаки, позволяющие в дальнейшем идентифицировать объект, и описание его упаковки может быть проведено в исследовательской части, в приложения к заключению рекомендуется включить фототаблицу, в которой будет зафиксирован ход осмотра данного объекта. Проведение подробного осмотра, фотофиксация и указание индивидуализирующих признаков позволит суду убедиться, что эксперт исследовал именно необходимый объект.

8) «сведения об участниках процесса, присутствовавших при производстве судебной экспертизы».

При проведении осмотра объекта экспертизы на месте его нахождения или в стенах судебно-экспертного учреждения могут присутствовать участники судебного процесса, которым данное право предоставлено соответствующим процессуальным законодательством.

Так как в данном пункте ФЗ «О ГСЭД» не разъяснено, какие именно сведения должны быть отражены, рекомендуется хотя бы указать Ф.И.О. каждого лица и его правовой статус, а также должность, если лицо является представителем юридического лица.

9) «содержание и результаты исследований с указанием примененных методов». Эксперт должен отразить в своем заключении весь ход проведенного исследования с анализом полученных данных.

Грубейшей экспертной ошибкой является формулирование выводов по поставленным эксперту вопросам без составления исследования, на основании которых данные выводы были получены. Суд в таком случае не может полноценно оценить заключение эксперта, так как и оценивать, по сути, нечего.

Таким образом, отсутствие исследовательской части в заключении не дает возможность суду и другим лицам проверить обоснованность и достоверность полученных выводов. Примененные экспертом методы и использованные методики указываются в случае их действительного применения, т.к.

некоторые классы и роды судебных экспертиз не имеют специальных зарегистрированных методик исследования в силу прогрессивного развития таких экспертиз.

10) «оценка результатов исследований, обоснование и формулировка выводов по поставленным вопросам». В заключении эксперта должен быть отражен не только ход проведенного исследования, но и дана его оценка.

Подготовленные экспертом выводы должны быть им обоснованы.

Из заключения должно быть понятно, на основании каких данных и какого анализа эксперт дал соответствующий вывод, изложение при этом должно быть последовательно и логично.

Требования к заключению эксперта, отраженные в ст. 86 ГПК, ст. 86 АПК, ст. 204 УПК, п.5 ст. 26.4 КоАП, очень сходны с требованиями ст. 25 ФЗ «О ГСЭД», в связи с чем их отдельный анализ не проводился.

В качестве исключения можно лишь сообщить, что согласно ГПК, АПК и УПК в заключении эксперта могут быть отражены выводы об обстоятельствах, по поводу которых эксперту не были поставлены вопросы, но имеющих значение для дела. Это право эксперта в судебно-экспертной деятельности именуют «экспертной инициативой».

Совершенно ошибочным является мнение экспертов, что в порядке инициативы эксперт может не отвечать на какой-либо вопрос, не имеющий по его мнению значения для дела.

Эксперт, как известно, проводит исследование по всем поставленным перед ним вопросов, ему предоставлено право лишь расширить круг исследования, а не сузить его, при этом, несомненно, исследование не должно выходить за пределы экспертной компетенции, им не должна проводиться правовая оценка, даже в порядке инициативы эксперта.

Помимо требований, предъявляемых к оформлению заключению эксперта со стороны законодательства, существует ряд рекомендаций, изложенных в некоторых научных трудах и принятых в экспертной практике.

Во-первых, в водной части заключения рекомендуется указывать перечень используемых источников. Не является нарушением, но выглядит довольно нелепо перечисление в используемой литературе нормативно-правовых актов, к примеру, ФЗ «О ГСЭД», АПК, ГПК, УПК, КоАП и пр.

, требования которых должен знать эксперт при проведении судебной экспертизы в соответствующем виде судопроизводства, но он никак не может использовать полученную из них информацию в проведении экспертного исследования.

В перечне используемой литературы указывается те источники, которые эксперт использовал при проведении исследования, или мнение авторов которых он учитывал при этом, а не все источники, имеющие хоть какое-то отношение к проведенной экспертизе.

Во-вторых, в заключении принято указывать род или вид экспертизы, а также указывается характер проведенной экспертизы (комиссионная или комплексная, в случае назначения ее проведения нескольким экспертам, дополнительная, при неполноте выводов основной экспертизы, и повторная, при возникновении сомнений в первичной экспертизе) и отражается, кем и когда были проведены предшествующие судебные экспертизы, какие выводы были в результате этого получены. Отсутствие в заключении наименования рода или вида проводимой экспертизы может быть расценено как незнание экспертом таких сведений.

Заключение эксперта для наглядности и легкости восприятия может быть дополнено иллюстрациями, фотографиями, схемами, таблицами, диаграммами, которые могут содержаться как в тексте исследования в порядке их применения, так и в приложениях к заключению, ссылка на которые указывается в исследовании.

Оцените статью
Tatsud.ru
Добавить комментарий