Когда суд апелляционной инстанции может возвратить уголовное дело для ужесточения обвинения?

Когда суд апелляционной инстанции может возвратить уголовное дело для ужесточения обвинения?

Moscow Live

Апелляционные суды могут ужесточать приговоры нижестоящих инстанций только по представлениям прокуратуры или потерпевших, при этом они должны мотивировать принятые ими решения — например, о наличии в деяниях вредных последствий. Об этом говорится в определении Верховного суда РФ. 

В 2019 году Промышленный суд Смоленска приговорил местного жителя Павла Лошкарева к 4,5 года колонии условно с испытательным сроком в 5 лет по статье о покушении на сбыт наркотиков.

В январе 2020-го Смоленский облсуд ужесточил приговор до 4 лет лишения свободы в колонии общего режима. Одновременно из приговора было исключено указание о применении положений ст. 73 УК РФ (условное осуждение).

Кассация подтвердила это решение.

Защита Лошкарева обжаловала приговор в ВС, заявив, что апелляция никак не мотивировала принятое ею решение, а также не дала оценку характеризующим Лошкарева материалам. ВС согласился с неправомерностью таких действий.

«Суд апелляци­онной инстанции может принять решение, ухудшающее положение осуж­денного по отношению к приговору суда первой инстанции, не иначе как по представлению прокурора и (или) жалобе потерпевшего, частного обвини­теля, их законных представителей и (или) представителей. При этом суд не вправе выходить за пределы доводов жалобы или представления», — указала коллегия ВС.

В соответствии с Уголовным кодексом суд обязан указать в апелляционном определении основания полной или частичной отмены приговора, а также мотивы данного решения.

В данном деле суд мотивировал свой вывод тем, что нижестоящая инстанция не в полной мере учла характер и степень общественной опасности преступления, совершенного Лошкаревым, а также его обстоятельства. 

По мнению суда, о повы­шенной опасности совершенного осужденным преступления свидетельствуют совершение преступления группой лиц по предварительному сговору, количество сделанных закладок, а также отсутствие каких-либо психических расстройств. Однако эти обстоятельства предусмотрены диспозицией ст. 228.1 и являются квалифицирующими признаками, отмечается в решении. 

ВС напомнил, что решающее значение для применения условного осуждения имеет вывод о том, что осужденный не представляет общественной опасности и может исправиться без реального лишения сво­боды. Одним из оснований для этого может также являться отсутствие вредных последствий.

«Таким образом, суд апелляционной инстанции в нарушение требований ст. 389-28 УПК РФ, исключив указание на применение в отношении Лошка­рева положений ст. 73 УК РФ и усилив тем самым осужденному наказание, не привел мотивы в обоснование своих выводов», — подчеркнул ВС.

ВС пришел к выводу о необходимости отмены приговора и освободил мужчину из-под стражи в зале суде. Дело направлено на новое рассмотрение.

КС: Апелляция не вправе ухудшать положение подсудимого без инициативы стороны обвинения

Конституционный Суд вынес Определение № 3271-О, которым отказал в рассмотрении в заседании запроса Воронежского областного суда о проверке конституционности ч. 1 ст. 389.

24 УПК РФ, предусматривающей, что обвинительный приговор, определение и постановление первой инстанции могут быть изменены апелляционным судом в сторону ухудшения положения осужденного лишь по инициативе стороны обвинения.

Апелляция по своей инициативе ухудшила положение подсудимого

В октябре 2018 г. Семилукский районный суд Воронежской области осудил гражданина Х. по п. «б» ч. 2 ст. 165 УК РФ. Мужчина был приговорен к двум годам лишения свободы условно с испытательным сроком полтора года и на основании п. 3 ч. 1 ст. 27 УПК РФ освобожден от наказания вследствие акта об амнистии.

Защитник обжаловал приговор в апелляционном порядке. Установив, что потерпевшему был причинен реальный материальный ущерб, судья Воронежского областного суда пришел к выводу, что существуют основания для квалификации содеянного как более тяжкого преступления. На этом основании он отменил приговор и вернул дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

В кассационную инстанцию обратился не только адвокат, но и заместитель прокурора Воронежской области. Последний настаивал на том, что апелляция, вопреки п. 16 и 17 Постановления Пленума ВС от 27 ноября 2012 г.

№ 26 «О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции», приняла решение, ухудшающее положение осужденного, хотя ни Прокурор, ни Потерпевший об этом не просили.

Президиум Воронежского областного суда в ходе рассмотрения жалобы и представления усомнился в конституционности ч. 1 ст. 389.

24 УПК как препятствующей суду апелляционной инстанции, усмотревшему основания для изменения квалификации содеянного в неблагоприятную для осужденного сторону, отменить приговор и возвратить дело прокурору при отсутствии представления прокурора или жалобы потерпевшего. В июне 2019 г. кассация приостановила производство и направила запрос в Конституционный Суд РФ.

КС защитил права подсудимых

Воронежский областной суд просил признать ч. 1 ст. 389.24 УПК противоречащей Конституции в той мере, в какой она не допускает принятия судом апелляционной инстанции по собственной инициативе решения о возвращении уголовного дела прокурору в связи с наличием оснований для предъявления более тяжкого обвинения.

КС напомнил, что уголовно-процессуальные нормы, регламентирующие возвращение уголовного дела прокурору со стадии рассмотрения его в суде первой инстанции, включая вопрос о повороте обвинения к худшему, уже были предметом оценки Конституционного Суда.

Так, в Постановлении от 2 июля 2013 г. № 16-П, в частности, указано, что судебное разбирательство проводится только по предъявленному обвинению, а изменение обвинения в судебном разбирательстве в сторону ухудшения не допускается.

Если суд обнаружит процессуальное нарушение, препятствующее рассмотрению дела, в том числе ввиду несоответствия квалификации преступления обстоятельствам, указанным в обвинительном заключении, то ограничение права суда на выбор нормы уголовного закона, подлежащей применению, или на возвращение дела прокурору ставит предстоящее решение суда в зависимость от решения, обоснованность которого как раз и составляет предмет судебной проверки и которое принимается органами уголовного преследования. Тогда Суд пришел к выводу, что такое ограничение является неправомерным вмешательством в осуществление судебной власти. КС напомнил, что именно во исполнение данного акта в ст. 237 УПК появился п. 6, согласно которому Суд первой инстанции вправе вернуть дело прокурору по ходатайству стороны или по собственной инициативе в случае выявления обстоятельств, которые указывают на наличие оснований для квалификации действий обвиняемого как более тяжкого преступления.

В то же время уголовно-процессуальное законодательство предполагает недопустимость изменения обвинения в сторону, ухудшающую положение осужденного, при апелляционном рассмотрении иначе как посредством отмены апелляционной инстанцией приговора и направления дела прокурору, напомнил КС. Это правило относится и к случаям, когда фактические обстоятельства свидетельствуют о наличии оснований для квалификации содеянного как более тяжкого преступления.

По мнению Суда, пределы полномочий апелляционной инстанции по принятию решений, влекущих возможность изменения обвинения в сторону, ухудшающую положение осужденного, предопределены тем, что апелляционное рассмотрение дела возможно только по инициативе одной из сторон.

В системной связи с таким порядком находится правило о недопустимости поворота к худшему.

В определении подчеркивается, что такой запрет применительно к этой стадии означает невозможность изменения или отмены приговора непосредственно решением апелляционной инстанции по неблагоприятным для подсудимого основаниям по его жалобе или жалобе, поданной в его интересах.

Указанное регулирование, отраженное в оспариваемой норме, по мнению КС, обусловлено необходимостью обеспечить права на судебную защиту, на обжалование в суд решений государственных органов и на пересмотр приговора вышестоящим судом надлежащими гарантиями их беспрепятственного осуществления в условиях реальной свободы обжалования. «Эта свобода, помимо прочего, предполагает отсутствие у стороны защиты причин опасаться того, что инициированная ею Процедура апелляционного производства тем или иным образом приведет к принятию судебного акта, ухудшающего положение подсудимого по сравнению с обжалуемым актом», – подчеркнул Суд.

КС полагает, что наличие подобных опасений значимым образом осложняло бы принятие стороной защиты решения об обжаловании не вступившего в законную силу приговора, вызывая своего рода «охлаждающий эффект» (chilling effect) в стремлении реализовать данное право либо даже вынуждая отказаться от его реализации.

Суд исходил из того, что риск возможного изменения положения подсудимого в неблагоприятную для него сторону после проверки приговора, проведенной по его же жалобе, мог бы стать фактором, препятствующим реализации им конституционного права на обжалование приговора и рассмотрение его дела как минимум двумя судебными инстанциями.

В определении подчеркивается, что запрет на поворот к худшему по инициативе апелляционной инстанции должен соблюдаться и в случае отмены апелляционной инстанцией приговора с возвращением уголовного дела прокурору в связи с установлением оснований для квалификации содеянного как более тяжкого преступления, несмотря на то что в этом случае такой запрет прямо не указан в УПК.

Суд напомнил, что ранее он в своих актах уже говорил в том, что апелляционная инстанция вправе отменить приговор и вернуть уголовное дело прокурору, если имеется представление прокурора или жалоба потерпевшего на приговор, которыми инициирован апелляционный пересмотр дела и в которых поставлен вопрос о необходимости учета отягчающего наказание обстоятельства или об ужесточении наказания осужденному, а значит, об ухудшении его положения. Аналогичную позицию занял и Пленум ВС в п. 16 Постановления от 27 ноября 2012 г. № 26. «Часть первая статьи 389.24 УПК не может расцениваться как допускающая принятие судом апелляционной инстанции по собственной инициативе решения об отмене не оспоренного прокурором, потерпевшим или другими участниками судопроизводства, представляющими сторону обвинения, приговора суда первой инстанции и о возвращении уголовного дела прокурору по мотиву необходимости предъявить подсудимому более тяжкое обвинение», – подытожил Суд.

Противоположное толкование означало бы существенное ограничение процессуальных гарантий права на судебную защиту и обжалование в суд решений любых государственных органов, включая судебные, а также права каждого осужденного за преступление на пересмотр приговора вышестоящим судом в порядке, установленном федеральным законом, указал КС.

Эксперты поддержали подход Суда

Советник АБ «ЗКС», заведующий кафедрой уголовного права факультета права НИУ ВШЭ, профессор, д.ю.н. Геннадий Есаков отметил, что в данном определении Конституционного Суда достаточно жестко схлестнулись две противоборствующие силы уголовного процесса.

«С одной стороны – независимость суда, которая повлекла через развитие конституционно-правовой практики наделение суда первой инстанции полномочиями по ухудшению положения обвиняемого по, скажем так, инициативе самого суда.

Как известно, в исходной версии УПК суд первой инстанции не имел таких полномочий, и только через практику Конституционного Суда в УПК РФ появился п. 6 ч. 1 ст. 237 УПК РФ», – пояснил Эксперт.

По его словам, логичным развитием такого подхода стало бы разрешение суду апелляционной инстанции задействовать п. 6 ч. 1 ст. 237 УПК РФ по собственной инициативе. Но в то же время существует общий запрет на ухудшение положения подсудимого в апелляции без предъявления соответствующего требования к стороной обвинения, добавил Геннадий Есаков.

«Парадоксально, но КС мог выбрать любой из двух подходов, поскольку оба с равной долей убедительности могут быть обоснованы конституционным текстом. Суд выбрал второй.

Наверное, его можно в этом поддержать, что, однако, не исключает возможности изменения законодательства в этой части с последующим наделением суда апелляционной инстанции правом задействовать п. 6 ч. 1 ст.

237 УПК РФ по собственной инициативе», – полагает он.

Адвокат АП г.

Москвы Валерий Саркисов в свою очередь сообщил «АГ», что определение не имеет какого-либо серьезного значения для правоприменительной практики, а сам факт направления подобного запроса свидетельствует о том, что суды, к сожалению, не всегда понимают смысл уголовно-процессуального регулирования. «Конституционный Суд совершенно обоснованно указал, что непредставление суду апелляционной инстанции права на возвращение уголовного дела прокурору при наличии оснований для квалификации действий осужденного по статье, предусматривающей уголовную ответственность за совершение более тяжкого преступления, объясняется тем, что в противном случае опасения ухудшения положения осужденного создавали бы в силу «охлаждающего эффекта» препятствия для принятия стороной защиты решения об обжаловании приговора в апелляционной инстанции», – сказал Валерий Саркисов.

Прокурор разъясняет — Прокуратура Хабаровского края

В соответствии с требованиями ст. 237 Уголовно — процессуального кодекса РФ суд по ходатайству одной из сторон или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения  судом.  Основания возвращения дела прокурору предусмотрены в ч. 1 ст. 237 УПК РФ.

Целью возвращения судом дела прокурору является  устранение  существенных нарушений закона, препятствующих  судебному рассмотрению дела, а  не проведение дополнительного расследования.

Основная доля уголовных дел возвращается прокурору на основании   п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ,  если обвинительное заключение, обвинительный акт или обвинительное  постановление составлены с  нарушением требований Уголовно-процессуального кодекса РФ, что исключает возможность  постановления судом приговора или вынесения иного решения.

Данные нарушения должны быть существенными  и неустранимыми в судебном заседании.

К таковым  относятся нарушения, связанные с содержанием  и формой обвинительного заключения или обвинительного акта (если обвинительное заключение подписано не правомочным лицом,  не подписано следователем или прокурором; если обвинение, изложенное  в обвинительном заключении или в обвинительном акте не соответствует  по своему содержанию обвинению, сформулированному в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и другие), а также нарушения, ущемляющие права участников уголовного судопроизводства и другие.

Например, дело в отношении Г. , обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 291 УК РФ (дача взятки), было возвращено прокурору в порядке п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ для устранения препятствий его рассмотрения судом, в связи с нарушением права на защиту обвиняемого, которое выразилось в не предоставлении ему при предъявлении обвинения переводчика.

Пункт 2 ч. 1 ст. 237 УПК РФ предусматривает возвращение дела прокурору, если копия обвинительного заключения или обвинительного акта (обвинительного постановления) не была вручена обвиняемому.

Дело также может быть возвращено прокурору:

— если есть необходимость   составления обвинительного заключения или  обвинительного акта по уголовному делу, направленному в    суд с постановлением о применении принудительной меры медицинского характера (на основании  п. 3 ч. 1 ст. 237  УПК РФ);

— если  имеются  предусмотренные ст. 153 УПК РФ основания для соединения уголовных дел (п. 4 ч. 1 ст. 237 УПК РФ);

— если при ознакомлении с материалами уголовного  дела обвиняемому не разъяснены права, предусмотренные ст. 217 УПК РФ, предусматривающей  право  выбора формы судопроизводства (п. 5 ч. 1 ст. 237  УПК РФ).

Федеральным законом от 21.07.

2014 года № 269 – ФЗ  редакция статьи 237 УПК РФ дополнена еще одним основанием для возвращения дела  прокурору, которое имеет место,  если  фактические обстоятельства, изложенные в обвинительном заключении (акте, постановлении) свидетельствуют о наличии  оснований для квалификации действий обвиняемого, как  более тяжкого преступления или   таковые обстоятельства будут установлены в судебном заседании (п. 6 ч. 1 ст. 237 УПК РФ).

После возвращения дела прокурору по нему допускается проведение необходимых следственных действий в целях  устранения нарушений закона, препятствующих  его рассмотрению судом.

В настоящее время Закон не предусматривает возможность возвращения дела судом  для проведения дополнительного расследования  в целях восполнения неполноты следствия (например, для проверки дополнительных версий), эта неполнота должна устраняться в судебном заседании.

Постановление  суда о возвращении дела прокурору  в порядке ст. 237 УПК РФ может быть обжаловано участниками процесса  в апелляционную   инстанцию в 10-дневный срок с момента вынесения постановления.   

​​​​​​​

Можно ли прекратить уголовное дело в апелляции, если основания для этого возникли после приговора?

Достаточно редко, но бывают случаи, когда с потерпевшим не удалось договориться, возместить ущерб и прекратить дело за примирением сторон (ст.25 УК РФ) в суде 1-ой инстанции, или только после приговора появились основания прекращения уголовного дела с назначением судебного штрафа (ст.25.1 УК РФ).

Что делать? Есть ли выход? Можно ли подать апелляционную жалобу, после помириться с потерпевшим, возместить ущерб, и прекратить уголовное дело в апелляции? В России судебная практика спорная.

Например, в Пензе, Карелии и Санкт-Петербурге суды отказывают в прекращении уголовного дела в апелляции, часто указывая, что «возмещение морального вреда потерпевшему после постановления приговора, которым также удовлетворены исковые требования потерпевшего о взыскании компенсации морального вреда, обстоятельством, смягчающим наказание осужденного, не является, не ставит под сомнение справедливость назначенного наказания и не может служить основанием для прекращения уголовного дела» или «факт возмещения причиненного ущерба после провозглашения приговора по уголовному делу не признается основанием для отмены приговора и прекращения дела в связи с примирением сторон».

В тоже время, в Ставрополе, Свердловске и Москве суды прекращают уголовные дела в апелляции, ссылаясь на то, что ст. 389.21 УПК не связывает возможность прекращения уголовного дела в апелляционном суде со стадией, когда возникли такие основания.

Самостоятельное решение конфликта с подсудимым

Системный анализ закона, говорит, что дела прекращение уголовных дел в апелляции можно. В частности, часть 2 ст. 20 УПК прямо устанавливает возможность примирения сторон по делам о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 115, ст. 116.1, ч. 1 ст. 128.

1 УК, в суде апелляционной инстанции — до удаления суда апелляционной инстанции в совещательную комнату для вынесения решения по делу. Кроме того, согласно ч. 2 ст. 25.

1 УПК, прекращение уголовного дела или уголовного преследования в связи с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа допускается в любой момент производства по уголовному делу, в том числе и в суде апелляционной инстанции — до удаления суда апелляционной инстанции в совещательную комнату для вынесения решения по делу.

В связи с вышеизложенным, второй подход более логичен, не противоречит закону, справедлив, отвечает целям гуманизации уголовной сферы, снижения числа судимых граждан страны, уважает право потерпевшего самостоятельно решить конфликт с подсудимым. Да и просто соответствует одному из важнейших правовых подходов: «Все что не запрещено, то разрешено».

Поэтому, даже если Вы не относитесь к счастливым жителям столицы, вы все равно пробуете прекращать уголовные дела в апелляции, а при отказе — продолжайте писать жалобы вплоть до Верховного суда России. У Вас есть хорошие шансы на успех и прекращение уголовного дела.

Каждому второму Доверителю/Клиенту Услуги по прекращению простых уголовных дел оказываю бесплатно, с оплатой по результату после прекращения уголовного дела! Работаю по всей России, привлекаю местных адвокатов, работу которых контролирую и отвечаю за качество юридической помощи! Также могу вести дело дистанционно: консультирую, обучаю как вести себя в суде по телефону, готовлю проекты документов для подачи в  суд и прекращения уголовного дела.

Рассмотрение уголовного дела в суде апелляционной инстанции

Настоящий материал подготовлен в соответствии постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации №26 от 27 ноября 2012 года «О применении норм уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции». В случае необходимости получения юридической помощи по вопросам пересмотра уголовных дел в апелляционной инстанции Вы можете обратиться к адвокатам Адвокатского бюро «Домкины и партнеры», имеющим профессиональную специализация в данной области права.

  • Правовая цель существования апелляционной инстанции в уголовном судопроизводстве – это необходимость повышения гарантированного Конституцией Российской Федерации и иными законами уровня судебной защиты прав, свобод и законных интересов граждан и организаций в сфере уголовно-правовых взаимоотношений в обществе.
  • Правом обжалования судебных решений в апелляционном порядке обладают:
  • — подозреваемый, обвиняемый, Подсудимый, осужденный, оправданный, их защитник (адвокат), а также:
  • — лицо, уголовное дело в отношении которого прекращено, — лицо, в отношении которого ведется или велось производство о применении принудительной меры медицинского характера, — лицо, в отношении которого принято решение о выдаче для уголовного преследования или исполнения приговора, — защитники указанных лиц, — законные представители, — государственный обвинитель, — прокурор, — частный обвинитель, — потерпевший, — законный представитель данных лиц, — гражданский Истец, — гражданский ответчик (в том числе их представители), — иное лицо, если судебное решение затрагивает его права и законные интересы.
  • Лицо, не являющееся адвокатом, но ранее допущенное к участию в суде первой инстанции в качестве защитника, также вправе обжаловать судебное решение в апелляционном порядке.
  • Следует отметить, что законные представители могут обжаловать судебное решение и вправе принимать участие в судебном заседании вне зависимости от того, что к моменту производства по делу в суде апелляционной инстанции несовершеннолетнему осужденному / оправданному исполнилось 18 лет.
  • По смыслу статьи 389.2 УПК РФ в апелляционном порядке могут быть обжалованы:
  • не вступившие в законную силу итоговые судебные решения (приговор, определение, постановление суда, которыми уголовное дело разрешено по существу, либо определение или постановление суда, вынесением которых завершено производство по уголовному делу в отношении конкретного лица),
  • промежуточные судебные решения, то есть все определения и постановления суда, за исключением итоговых судебных решений, являются промежуточными судебными решениями (определения и постановления суда, вынесенные в ходе досудебного производства или судебного разбирательства, которыми уголовное дело не разрешается по существу или не завершается производство в отношении конкретного лица, а также судебные решения, вынесенные в процессе исполнения итоговых судебных решений).

Отдельно следует обратить внимание, что промежуточные судебные решения:

  • затрагивающие конституционные права участников уголовного судопроизводства,
  • нарушающие права на доступ к правосудию,
  • нарушающие права на рассмотрение дела в разумные сроки,
  • препятствующие дальнейшему движению дела,

подлежат самостоятельному обжалованию в апелляционном порядке до вынесения итогового решения по делу, в то время как законность и обоснованность иных промежуточных судебных решений может быть проверена апелляционной инстанцией одновременно с проверкой итогового решения по делу, то есть при обжаловании приговора в целом.

Самостоятельно в апелляционном порядке обжалуются:

  • постановление мирового судьи о возвращении заявления лицу,
  • постановление мирового судьи об отказе в принятии заявления к производству,
  • судебное постановление или определения об избрании меры пресечения или о продлении срока ее действия,
  • судебное постановление или определения о помещении лица в медицинский или психиатрический стационар для производства судебной экспертизы,
  • судебное постановление или определения о приостановлении уголовного дела,
  • судебное постановление или определения о передаче уголовного дела по подсудности или об изменении подсудности уголовного дела,
  • судебное постановление или определения о возвращении уголовного дела прокурору,
  • решения суда о наложении денежного взыскания и об обращении залога в доход государства.

Приведенный перечень судебных решений не является исчерпывающим.

Не обжалуются в самостоятельном порядке определения или постановления:

  • о порядке исследования доказательств,
  • об удовлетворении или отклонении ходатайств участников судебного разбирательства,
  • другие судебные решения, вынесенные в ходе судебного разбирательства.

Кроме того, если по уголовному делу состоялось итоговое судебное решение, то промежуточные судебные решения самостоятельному обжалованию в апелляционном порядке не подлежат.

Исключения составляют судебные решения об избрании или продлении меры пресечения в виде заключение под стражу / домашнего ареста, решения о помещении лица в медицинский или психиатрический стационар, а также иные решения, не связанные с разрешением дела по существу.

Апелляционная жалоба приносится непосредственно через суд, вынесший обжалуемое судебное решение, но должна быть адресована в апелляционную инстанцию.

Так, на приговор или иное решение мирового судьи апелляционная жалоба приносится в районный суд с соблюдением правила территориальной подсудности.

На приговор или иное решение районного суда, гарнизонного военного суда жалоба приносится в судебную коллегию по уголовным делам верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа, окружного (флотского) военного суда.

Адвокат по уголовным делам

Несколько иные правила установлены для вышестоящих судов.

Так, на промежуточное решение верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа, окружного (флотского) военного суда апелляционная жалоба приносится в судебную коллегию по уголовным делам соответствующего суда, а на приговор или иное итоговое решение указанных судебных инстанций — в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации / Военную коллегию Верховного Суда Российской Федерации.

Апелляционная жалоба на приговор / иное решение суда первой инстанции может быть подана в течение десяти суток со дня постановления решения суда. Для осужденных, содержащихся под стражей, данный срок исчисляется со дня вручения копии приговора.

Если же жалоба подана с пропуском указанного срока, то она оставляется без рассмотрения.

Срок апелляционного обжалования, пропущенный по уважительной причине, может быть восстановлен судьей, председательствовавшим в судебном заседании по уголовному делу, или другим судьей.

Требования к форме и содержанию апелляционной жалобы установлены статьей 389.6 УПК РФ. Жалоба должна содержать:

  • наименование суда апелляционной инстанции;
  • данные о лице, подавшем апелляционные жалобу с указанием его процессуального положения, места жительства или места нахождения;
  • указание на оспариваемый приговор или иное судебное;
  • доводы лица, подавшего апелляционные жалобу, с указанием оснований, установленных законом;
  • перечень прилагаемых к жалобе материалов,
  • подпись лица, заявившего жалобу.

Суд, постановивший приговор, извещает о принесенной апелляционной жалобе стороны, принимавшие участие в рассмотрении уголовного дела.

Стороны должны быть извещены не менее чем за 7 суток до дня судебного заседания о месте, дате и времени начала рассмотрения уголовного дела судом апелляционной инстанции.

Законом допускается извещение участников посредством СМС-сообщений в случае их согласия на уведомление таким способом и при фиксации факта отправки и доставки СМС-извещения адресату.

Предметом судебного разбирательства в апелляционном порядке является проверка законности обоснованности и справедливости приговора либо иного решения суда первой инстанции.

Судебное рассмотрение дела апелляционной инстанцией состоит из следующих стадий:

  • доклада председательствующего или судьи,
  • заслушивания выступления стороны, подавшей апелляционные жалобу, и возражения другой стороны,
  • проверки доказательств по уголовному делу (при этом стороны вправе представить в суд апелляционной инстанции дополнительные материалы),
  • разрешения дополнительных ходатайств сторон,
  • судебных прений,
  • принятия судом решения.

Важно отметить, что суд апелляционной инстанции оказывает содействие сторонам в собирании и представлении доказательств путем производства судебных и иных процессуальных действий, предусмотренных УПК РФ, в частности, суд по ходатайству сторон истребует справки, характеристики, иные документы от органов государственной власти и иных уполномоченных лиц.

В апелляционном порядке по основанию несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела не пересматриваются приговоры, постановленные судом с участием коллегии присяжных заседателей. Доказательства, относящиеся к фактическим обстоятельствам предъявленного обвинения, судом в данном случае не проверяются.

Исходя из возможностей судебного следствия, суд апелляционной инстанции не ограничен в полномочии проверить точность, полноту и правильность протокола судебного заседания суда первой инстанции, оценить такой протокол как одно из доказательств, не имеющих, заранее установленной силы и приоритета перед другими доказательствами, признать имеющиеся в нем неточности и ошибки и определить их влияние (отсутствие такового) на вынесение законного и обоснованного судебного решения.

Правовыми основаниями отмены или изменения в апелляционном порядке судебного решения являются:

  • несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции;
  • неправильное применение уголовного закона;
  • существенное нарушение уголовно-процессуального закона;
  • несправедливость приговора.

По результатам рассмотрения апелляционной жалобы суд принимает одно из решений, предусмотренных статьей 389.20 УПК РФ. Перечень решений, предусмотренных данной статьей не является исчерпывающим.

Апелляционный суд может принимать судебные решения по основаниям, влекущим как улучшение, так и ухудшение положения осужденного, в пределах полномочий, установленных уголовно-процессуальным законом.

Изменить либо отменить приговор суд вправе, если при этом не ухудшается положение осужденного по отношению к обвинению, предъявленному органами предварительного расследования, и не нарушается его право на защиту.

Ухудшить положение осужденного, суд может не иначе как по представлению прокурора или жалобе потерпевшего, частного обвинителя, их представителей.

Суд апелляционной инстанции не вправе отменить оправдательный приговор и постановить обвинительный приговор.

Отменяя оправдательный приговор по основаниям, влекущим ухудшение положения оправданного, суд апелляционной инстанции определением передает уголовное дело на новое судебное разбирательство.

Суд апелляционной инстанции не вправе предрешать выводы суда об обстоятельствах, поскольку при повторном рассмотрении дела суд первой инстанции обязан решить вопросы о виновности или невиновности подсудимого и о применении уголовного закона, исходя из оценки доказательств по уголовному делу.

Адвокат Павел Домкин.

Причины принятия судами решений, влекущих право на реабилитацию или возвращение уголовных дел прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ. Предложения по их устранению

За период с января по настоящее время 2020 года федеральными судьями с участием государственных обвинителей Нагатинской межрайонной прокуратуры г. Москвы рассмотрено 678 дел (АППГ – 658 дел), мировыми судьями – 427 дел (АППГ – 398).

За период с января по настоящее время 2020 года федеральными судьями Нагатинского районного суда г. Москвы и подведомственными ему мировыми судьями вынесено 1 решение, вступившее в законную силу, повлекшее за собой право осужденного на реабилитацию (АППГ – 2).

Так, 20.02.2020 Нагатинским районным судом г. Москвы рассмотрено уголовное дело в отношении Топал И. и Дамирова Д.Ф.о., обвиняемых в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 2 ст. 166, п. «а, в» ч. 2 ст. 158 УК РФ.

В прениях сторон государственный обвинитель просил суд признать Топала И. виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 166 и п. «а, в» ч. 2 ст. 158 УК РФ и Дамирова Д.Ф.о. виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «а, в» ч. 2 ст. 158 УК РФ.

В части инкриминированного Дамирову Д.Ф.о. преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ обвинение не нашло своего объективного подтверждения, в связи с чем, государственный обвинитель отказался от обвинения по данному эпизоду преступной деятельности.

Приговором Нагатинского районного суда г. Москвы 20.02.2020 Топал И. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 166 и п. «а, в» ч. 2 ст.

158 УК РФ и назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 2 года 6 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима и Дамиров Д.Ф.о. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «а, в» ч. 2 ст.

158 УК РФ и назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 2 года, условно с применением положений ст. 73 УК РФ с испытательным сроком 3 года.

Приговор обжалован осужденными. Апелляционным определением Московского городского суда от 02.07.2020 приговор оставлен без изменений, апелляционная жалоба без удовлетворения.

За период с января по настоящее время 2020 года федеральными судьями Нагатинскому межрайонному прокурору г. Москвы возвращено 13 уголовных дел в порядке ст. 237 УПК РФ: (АППГ – 11) уголовных дел в отношении 20 лиц (АППГ – 13), из них:

  • — ОД МВД – 2/2 (АППГ – 0/0);
  • — СО МВД – 8/14 (АППГ – 10/12);
  • — НМРСО – 3/4 (АППГ – 1/1).

Мировыми судьями 2020 году в порядке ст. 237 УПК РФ Нагатинскому межрайонному прокурору г. Москвы уголовные дела не возвращались (АППГ – 1/1).

За период с января по настоящее время 2020 года Нагатинской межрайонной прокуратурой г.

Москвы обжалованы 8 постановлений в отношении 11 лиц, из них удовлетворено 3 представления в отношении 3 лиц, в удовлетворении 3 представлений в отношении 5 лиц отказано, 2 представления в отношении 3 лиц апелляционной инстанцией до настоящего времени не рассмотрены (АППГ – 6/6. удовлетворено 4/4, отказано в удовлетворении — 2/2).

1. Постановлением от 10.01.2020 Нагатинского районного суда г. Москвы возвращено в соответствии с п. 1 ч.1 ст. 237 УПК РФ уголовное дело в отношении Сухарева А.С., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Основанием, послужившим причиной возврата прокурору уголовного дела по мнению суда первой инстанции послужило нарушение положений ст. 220 УПК РФ при составлении обвинительного заключения.

Так, суд первой инстанции указал, что при описании вменяемого преступления, следователь отразил только факт нанесения удара Сухаревым А.С. Таштанову Б.А. в определенное место, в определенное время, вызвавшего конкретные телесные повреждения, которые повлекли за собой смерть потерпевшего.

Однако при изложении доказательств следователь указал, что нанесению удара Сухаревым А.С. предшествовала определенная обстановка, связанная с посягательством на самого Сухарева А.С. со стороны потерпевшего, которое закончилось тем, что Сухарев А.С. остался лежать в бессознательном состоянии.

Данные обстоятельства следователь не указал, хотя они имеют существенное значение для данного дела, в том числе для установления умысла обвиняемого, при том суд не вправе самостоятельно формулировать обвинение и дополнять предъявленное обвинение новыми обстоятельствами, установленными в ходе судебного разбирательства.

Постановление суда Нагатинской межрайонной прокуратурой г. Москвы не обжаловалось.

2. Постановлением от 02.03.2020 Нагатинского районного суда г. Москвы возвращено в соответствии с п.1 ч.1 ст. 237 УПК РФ уголовное дело в отношении Новикова Н.И., Тырина М.Г., обвиняемых в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 159, ч. 2 ст. 159 УК РФ.

Основанием, послужившим причиной возврата прокурору уголовного дела по мнению суда первой инстанции послужило нарушение право обвиняемого Новикова Н.И. на защиту.

Так, на стадии предварительного расследования были нарушены процессуальные процедуры привлечения Новикова Н.И. в качестве обвиняемого и выполнения с ним требований ст. 217 УПК РФ.

Адвокаты программы «Человек и Закон» – консультации юристов

Статистика, если в ней разобраться, опровергает расхожее мнение о якобы обвинительном уклоне правосудия. Наши подходы во многом мягче, чем в других развитых странах. При этом, как ни парадоксально, чистых оправдательных приговоров действительно немного.

Но тут все дело в некоторых наших юридических особенностях: когда человек не виноват, его не всегда оправдывают, но при этом и не осуждают. Дело просто прекращается. Всего за полгода из следственных изоляторов были выпущены без судимости более 6,3 тысячи человек.

Они были либо оправданы, либо их дела прекращены по самым разным основаниям. 

«Ещё тенденция — суды стали чаще возвращать дела прокурору. По данным Судебного департамента, в этом году это случилось 6,3 тысячи раз.

Для сравнения: в прошлом году за шесть месяцев суды вернули 5,9 тысячи дел.

При этом самих дел в суды поступило меньше, так что по факту получается, что суды стали гораздо строже относиться к обвинению», — рассказывает адвокат по уголовным делам Евгений Эрлихман

На практике нередко бывает, что возвращенное в прокуратуру дело тихо там и умирает. Все как бы остаются при своих: человек не осужден, но и правоохранители вроде бы не проиграли в суде. Конечно, возврат не означает, что о деле забудут. Иногда следствие проводит работу над ошибками и вновь выдвигает обвинения.

«Как бы то ни было, низкое число оправдательных приговоров, по словам экспертов, не показатель суровости нашей системы. В США, например, до судебного разбирательства доходит лишь небольшой процент дел, там, где обвиняемый намерен стоять до конца.

В основном ещё на предварительной стадии происходит торг между обвинением и защитой, и роль адвокатов- выторговать для клиента условия получше. У нас такой торговли не предусмотрено. Если человек признает вину, он может согласиться на особую процедуру, то есть упрощенный порядок, и тогда ему гарантируется смягчение наказания.

Но оправдательного приговора в таком случае быть не может, человек и не отрицает, что виноват», — поясняет адвокат по уголовным делам Евгений Эрлихман

Всего за полгода было осуждено почти 339 тысяч человек. Из них почти 240 тысяч были осуждены в особом порядке. Так что в рамках обычного разбирательства получили обвинительный приговор примерно 79 тысяч человек. На этом фоне цифры оправдательных приговоров и закрытых дел выглядят совсем по-другому.

1,8 тысячи человек были оправданы, как говорится, вчистую. Из них 986 человек получили оправдательные приговоры. Дела остальных были закрыты за отсутствием события или состава преступления. То есть это было почти то же самое, что и оправдательный приговор.

Еще дела часто закрывались по нереабилитирующим причинам, то есть человек не оправдан, но его решено не судить.

«Активно заработали новые правила: человека, впервые совершившего нетяжкое преступление, можно освободить от уголовной ответственности, если он раскаялся и возместил ущерб. При этом суд назначит ему Штраф, но судимости у человека не будет.

Под такие нормы попали более 14,2 тысячи человек. Плюс такой системы в том, что она не ставит черное пятно в биографии человека. Формально судимости у него нет.

Ведь справка с клеймом калечит жизнь хуже, чем тюрьма», — резюмирует адвокат по уголовным делам Евгений Эрлихман

Оцените статью
Tatsud.ru
Добавить комментарий